Картина Миши Пешковского — американская призма лент Антониони: итальянская философия безысходности, представленная с улыбкой. Герои 60-х годов затерялись в пространстве и времени, нить Ариадны ускользнула у них из рук, оставалось только стучать во все двери и ждать поворота ключа. Многие вставали на правильный путь, но некоторые так и шли в непонятную для них даль, живя либо в другой личине, либо каждый раз сбиваясь со своего следующего шага.

Жизнь вопреки своему внутреннему «Я» отображается в героине Миссис Робинсон, богатой буржуа, задыхающейся в светском обществе. С одной стороны, она должна соответствовать уровню добропорядочной зажиточной хозяйки – умной, интеллигентной женщине, с другой, её внутренняя натура никогда ей этого не позволит. Желание будет постоянно вырываться и добиваться своего. Так, с точностью можно сказать, что Бенджамин далеко не первая жертва зрелой дамы. Удивительно, что в этот же год вышла лента Луиса Бунюэля «Дневная красавица», которая буквально раскрывает нам внутренний мир богемных женщин типа Миссис Робинсон. Кто знает, быть может и первая дама Бенджамина подалась бы позже в проституцию для удовлетворения своих внутренних потребностей, быть может это был её путь?! Или ей следовало податься в набирающее в то время популярность движение «хиппи».

Если взять общий человеческий опыт, то потеря путеводной нити – это нормальный момент в жизни. Мало кто из людей (неважно в какой период: в молодости или в зрелости) быстро вставал на нужный путь и знал то, чего он хотел. Бенджамин – не только один из них, он ещё и своеобразная карикатура всего, что переживали такие люди. Это в первую очередь давление: непрерывные вопросы (Что будешь делать дальше? Какие планы?), во-вторых, нехватка времени: порой дальнейший шаг требует изрядной рефлексии, которая может занять несколько месяцев, в-третьих, сложность соотношения желания и пользы. И вот все факторы давят на бедного юношу. Крупный план показывает нам, как по его лицу течет пот, как у него дрожат руки. Он не знает, что ему делать. Он даже не до конца уверен, нравится ли ему Элейн. Его затягивают щупальца Миссис Робинсон, он пытается галантно отбиться от них, задавая глупые вопросы: «Вы пытаетесь меня соблазнить?» В итоге получается, что герой не уверен ни в своем будущем, ни в своих чувствах. Однако кульминации не избежать, Бен решается расправиться хотя бы с одной проблемой. Его сердце пытается сделать правильный выбор, в то время как мозг продолжает игнорировать всё происходящее и не думает вообще. Это видно по бегающим глазам, взгляду в пол.

Стоит отдать должное Хоффману, ведь на момент съемок ему было 30 лет – немного староват для выпускника колледжа – впрочем, его неподдельное волнение (первый опыт Хоффмана в фильме такого уровня) сыграло потрясающую роль для антуража. 30-летний мужчина превратился в девственного, неуверенного мальчика. Время сексуальной революции только настает, поэтому вид голой женщины вызывает игру жестов и эмоций, а не только похабное поведение, встречающееся в современности.

Прелесть картины в её открытой концовке. 60-е годы буквально преобразовали людей. Запад стал более раскрепощённым, менялось понимание многих вещей. Свобода сместила чопорность. Перед Беном наконец-то приподнимается завеса, которая отгораживала его от реальности. Он не знает, чего хочет, но он уже в пути, ведь главное – это движение.