Дико крутое кино. Сумасшедший мужик несется на угнанной полицейской тачке и орет текст песни «Рокер» группы «Переменный ток/Постоянный ток». Что ещё нужно для того, чтобы влюбится в этот фильм? Ну, конечно, час погонь, парочка взрывов и десяток разбитых полицейских автомобилей. «Безумный Макс» подкупает именно энергетикой и интеллигентной сдержанностью. К черту рыдания над трупами товарищей, хватай баранку в руки и тарань проклятых байкером что есть мочи.

Возможно, продолжения «Макса» (даже вторая часть, ставшая культовой) совершенно излишни, потому что выворачивать наизнанку простейшую идею первого фильма слегка некорректно. Австралия, недалекое будущее. Провинциальные города начинает терроризировать шайка байкеров, полицейским удаётся задержать самого молодого и неопытного из преступников, но запуганные граждане отказываются давать какие-либо показания. Соответственно, преступления классифицируемые, как нанесение легкого вреда здоровью, относятся к делам частного обвинения (без заявления от потерпевшего, полиция не имеет права принимать никаких мер). Негодяя приходится освободить, но перед этим заносчивый коп Джим Гусь разбивает ему морду, что на самом деле правильно и по-мужски. Только для байкеров порванная губа аналогична красной тряпке, начинается охота, то ли представителей закона на бандитов, то ли наоборот.

Вопреки названию, Макс холоден и расчетлив до последней минуты картины, другими словами, весь каскад трюков и аттракционов на австралийском шоссе постепенно, сцена за сценой, формирует из обычного человека безумца. Причем безумца не в положительном смысле слова (молодого, отчаянного, готового к риску), а обыкновенном – больного, несчастного. Ключевые символы ленты: вороны и выпученные, залитые кровью, глаза. Появление в кадре черной птицы – предвестник очередной выходки стаи байкеров, крупный план глаз сулит приближение смерти.

Безумный Макс (Mad Max, 1979)

Последняя деталь фильма, о которой смело можно говорить без спойлеров, натуралистичность аварий и человеческих увечий; чего только стоит жаренная лапка Гуся. Видимо, режиссер «Макса» Джордж Миллер – бывший врач скорой, достаточно насмотрелся на изувеченные тушки, что без особых эмоций перенес образы самых жутких травм на экран. Плюс ко всему, закрадывается ощущение, что одно из испытаний ужастика «Пила» было слизано с финальной сцены «Макса», но не нам судить именитых постановщиков, наше дело доказать, что объект заметки к просмотру обязателен!