У некоторых в башке гуси, у Миллера — взрослые жилистые страусы. Вторая часть «Безумного Макса» с первой никак не связанна. На смену полицейским патрулям и аграрной Австралии пришли постапокалиптическая пустыня и жулики на ржавых развалюхах. Только Мела Гибсона жизнь сохранила юным и безбородым (к чему прилагательное «безбородый»? Доберемся до третьего фильма, узнаете). Короче, Мел обзавелся собачкой, аэродинамичной тачилой и рванул куда глаза глядят в поисках бензина, который необходим, чтобы возить свою задницу и задницу собачки по заброшенным автобанам. Бессмыслица? Полнейшая. Но Миллер раскручивает историю с настолько серьезным видом, что волей не волей подчиняешься режиссерскому замыслу и вникаешь в атмосферу «Безумного Макса 2».

Позже становится известно об огромном количестве бандитов, способных порвать и натянуть хоть даму, хоть синьора за канистру с топливом. Казалось бы, ходите все пешком или на роликах катайтесь, проблем будет меньше, но нет, жанр «дорожная потасовка» требует рева дизельных моторов. В принципе, этим «Макс» и легендарен, извилины останутся в полном спокойствии, а глаза будут дико счастливы. Провидите легкий эксперимент, откройте фильм в каком-нибудь удобном плеере и пощелкайте по дорожке продолжительности, каждый попавшийся кадр будет достоин скриншота. (Чего стоит кадр с вертушкой, на которой изображена голая баба, словно на «Спитфайр Mk.VC»).

Безумный Макс 2: Воин дороги (Mad Max 2, 1981)

Причина, по которой «Макс» считается фильмом культовым, а не тупо успешно-прокатным – сочетание беспроигрышной формулы разрыва жанрового шаблона с дикой энергетикой. Ни любви, ни эмоций, ни интереса к происходящему со стороны протагониста. Стоит повториться, кино исключительно визуальное. К черту слова, больше кубов!