Югославская «Черная кошка, белый кот» по разболтанности, безбашенности и временами неадекватности напоминает отечественные «Ширли-Мырли». Правда, Кустурица в отличие от Меньшова не ограничивается набором шуток, сплетенных в подобие сюжета, и добавляет фильму социальный контекст.

В целом, кино о том, что жить нужно честно, а любить искренне. Идеи простые, но раскрытые оригинально. В бесконечных бандитских разборках, в драках, в погромах, на свадьбах проявляются характеры разношерстных колоритных персонажей. Тут и делец, похлеще бальзаковского, тут и мафиози «Питбуль» — антипод копполовских гангстеров, тут и старики-разбойники, способные утереть нос любым «Starперцам», тут и влюбленные, а-ля отпрыски Монтекки и Капулетти. Другими словами, темы дружбы, любви и родственных связей переплетены тесно и звучат одинаково громко. Единственной горькой крупинкой в описанном вареве можно назвать издевательски дерзкую затею продемонстрировать разгоряченному смехом зрителю глумление над трупами; остальные режиссерские колкости, например, сексуальные утехи символов картины, черной кошки и белого кота, выглядят вполне эстетично.

Конструкция фильма традиционна и напоминает перевернутую пирамиду: знакомство с героями, обрисовка места действия, месиво (кони, люди). Складывается ощущение, что режиссер, заполучивший десятки золотых веночков, львят и медвежат, решает, что «на каждого мудреца довольно простоты» и гусиным пером выводит на экране грубоватую сказку на новый лад. И если Жора Крыжовников любую конфету превращает в дерьмо, то Кустурица без проблем делает обратное, доводя потенциально слабый материал до уровня фестивального искусства.

При всех наградах «кошки» не заслуживают огромной статьи и места в учебнике по кино. Это интересная, качественная вещица, которая увлечет, как гурмана, так простого любителя комедий, однако, ничего нового не расскажет и переворота в сознании не совершит, поэтому «смотреть» или «не смотреть» нужно спрашивать исключительно у своего настроения.