Футболист, который отказывается участвовать в договорном матче, обречен на получение травмы несовместимой со спортивной карьерой. Музыкант, очутившийся в постели с несовершеннолетней, обречен на тюремный срок. Видимо, в Италии термин “правосудие” еще остается актуальным. Но, к счастью, дебютный фильм Соррентино ни с политикой, ни с юриспруденцией не связан; атмосфера ограничена кругом друзей, знакомых и работодателей главных героев, получивших по стечению невидимых обстоятельств одинаковые имена — оба Тони Пизапиа.

“Лишний человек” еще не набрал достаточного количества оценок в сети, чтобы получить хоть какой-то рейтинг, но обращать внимание на подобные обстоятельства крайне непрофессионально со стороны любителей качественного европейского кино. Как ни крути, первое высказывание Паоло пробой пера не назовешь; стилистика повествования “Лишнего человека” наследуется “Последствиями любви” и тянется до “Друга семьи”, ближе к финалу которого обретает новый темп, развиваемый в “Изумительном”. Об остальном творчестве Соррентино говорить пока рано, поэтому возвращаемся музыканту и футболисту.

Как много компонентов нужно для счастья? Сказать сложно, потому что прожиточный минимум данного параметра человеческой души не прописан еще ни в одном кодексе. Крыша над головой и любимое дело, чего ещё желать простым смертным? Лишившись работы, которая, как им казалось, должна стать дорогой к безбедному существованию лишние люди начинают выбираться из образовавшейся пропасти различными путями. Понятно, певец — олицетворение беспечности; единственное чему его научило время — готовить рыбу, талант, который он сохранит до последней сцены. Но тем не менее, именно развратному тунеядцу удается выдержать испытания судьбы и пойти на решительные действия, в то время, как спортсмен, оказавшийся интеллектуалом по воле недолюбливающего стереотипы Соррентино, способен только тихо и медленно вязнуть в невзгодах, наблюдая за садящимися и взлетающими самолетами, символизирующими волнообразную, местами белую, местами черную жизнь.

Что заставляет одного Пизапиа вступиться за другого? Дружба. Звучит странно, но тезки, встретившись только однажды, случайно и на долю секунды, понимают без слов, что линии их судьб катятся в одинаковом направлении и ничего не исправить. “Я никому не верю и ничего не жду” — скорее всего, именно эта фраза крутится в голове у футболиста, когда он последний раз проводит вечер у решетчатой ограды аэропорта. Музыкант вряд ли обременен тяжелыми мыслями: проспать похороны отца, вложиться в несуществующий бизнес, убить человека — все просто, зачем поминать каждую глупость. Он не осознает своего перевоплощения в положительного героя, да и зачем вообще что-то осознавать, рыба же остывает.