Фильмы Эмира Кустурицы ярко выделяются из общей массы европейского фестивального кино. Они обязательно рассказывают о традициях замечательного югославского народа: шумных гуляниях, безудержных танцах и бессмысленной пальбе в небо. В «Млечном пути» сохранены все перечисленные элементы, но только в качестве мизансцены. Основной акцент сделан на военные действия в первой части картины и на любовь между двумя отверженными – во второй.

История, на которой держится фабула фильма, проста и витиевата одновременно. Сербские фермеры, живущие недалеко от линии фронта, принимают в семью итальянскую беженку, убившую супруга – британского генерала. Итальянка отличается красотой, поэтому находчивые сербы готовят её к новому браку за своего родственника – снайпера, героя афганской компании. Но скромный, полусумасшедший молочник, заезжающий на ферму за продуктами для армии, тоже обращает внимание будущую невесту. Развитие любовного треугольника прерывает высадка спецназа НАТО.

Кустурица смело смешивает вымысел и реальность, о чем вежливо предупреждает во вступительных титрах. Самые сложные ситуации разрешаются чудесным образом, природа оживает и встает на защиту безоружных. Кажется, что шестидесятидвухлетний постановщик стремится продемонстрировать творческий рост, доказывая, что он уже выше линейного пересказа реальных событий. Он Лафонтен кинематографа. К сожалению, маэстро быстро теряет контроль над басней и заваливает финал. Погоня за протагонистами растягивается на час экранного времени и успевает изрядно надоесть. К тому же три английских бойца изображены последними идиотами, что соответствует концепции фильма, но все-таки напоминает штамп из дешевой комедии.

Недостатки «Млечного пути», словно черные дыры, притягивают зрительское внимание. Вполне возможно, что после сеанса будут раздаваться жалобы: «Было скучно!» Но думающая аудитория обратит внимание и на иные стороны последнего высказывания Кустурицы. В фильме интересно раскрыты темы любви и взаимопомощи. Также режиссер не прогадал, выбрав для своего персонажа амплуа юродивого. В нем сочетаются былинное бесстрашие и славянская духовная сила. Животные, символизирующие жертвенность, играют с виртуозной легкостью, не подозревая о своих талантах.

В противостоянии между позитивными и негативными ощущениями, остающимися после просмотра, с хорошим отрывом побеждают первые. Не каждый четверг выходят премьеры, наполненные кровью и насилием, но остающиеся добрыми и временами смешными. Кустурица замечательный рассказчик и сильный визуал, но еще не Лафонтен.