Любое произведение искусства в первую очередь отражает наш внутренний мир. Не кишки со скелетом, конечно, а нечто более сокровенное, возможно, душу. Возможно, переживания. Возможно, страсть. Пару лет назад аргентинцы сняли интересный фильм по не менее интересной книжечке «Тайна в её глазах», в которой развернули мысль о том, что у каждого мужика должна быть страсть. Ленни Абрамсон вполне мог бы вписаться в концепцию этого фильма, так как его страсть к кинематографу сильнее пожара на нефтяной вышке.

>Фрэнк (Frank, 2013)

Приближаясь к рассказу о «Фрэнке», надо отметить, что Ленни парень со вкусом и бить зрителей в лоб не собирается. То есть, он, как режиссер, который снимает независимые непопулярные фильмы, сплотив вокруг себя узкую группу единомышленников из продюсеров, операторов и сценаристов, не стал делать картину об обделенном вниманием постановщике. Он снял кино про музыкантов. (Для примера, Стивен Кинг — писака, выбившийся из низов и заработавший миллионы, половину своих книг посвятил писателям. Блестящая фантазия).

«Фрэнк» — кино отчасти философское, понятно, что парень с огромной головой скрывает не только свою внешность, но и основную идею Абрамсона. Разрушить счастье просто, достаточно возжелать денег и славы. Герой Глисона младшего выполняет функцию инородного тела, и в этом проглядываются параллели с творчеством Глейзера, который зашвыривает персонажей, подобно метеоритам в неизвестные им атмосферы. Интересен эпизод, когда Джон пытается навязать остальной группе свою новую песню. Банда тепло воспринимает творчество клавишника и постепенно слегка корректирует каждую партию: гитара, бас, ударные. Исходный вариант становиться очередной психоделической штуковиной с фрэнковским звучанием. Да, момент, безусловно, смешной, но именно он показывает, почему коллектив, собранный парнем с огромной репой, так сильно отличается от остального человечества — они не умеют изменять себе, но не догадываются об этом. Они не панки, кричащие, что стержень внутри рокера не согнуть, они просто слегка больные, но жутко талантливые.

>Фрэнк (Frank, 2013)

В целом, киношников часто привлекают темы связанные с душевными расстройствами или другими отклонениями у личности, речь не идет о фильмах, где болезнь основная тема, скорее о фильмах похожих на “Мост”, где в сюжет подкинут персонаж с недугом головы. В этом плане Абрамсон опять отличается корректностью и сдержанностью, потому что мысли развернутые здесь посещают сознание только после просмотра, а у самых сообразительных ближе к финалу картины. Учтите, что написанное выше не спойлер и просмотра никому не испортит, а, возможно, наоборот подготовит к правильному восприятию фильма.

>Фрэнк (Frank, 2013)

Как известно, комедия — жанр низкий, но юмористическая составляющая “Фрэнка” выше каламбуров и смешных положений, даже полная бессмыслица преподнесена, как нечто обыденное и хорошо известное.

Постоянно выводящиеся на экран твиты протагониста, подсказывают, насколько далеки его личностные качества от качеств персонажа Фассбендера. Помните, во втором “Мачете” прозвучал девиз настоящего мужика: “Мачете не твитит”. И Фрэнк не твитит, и никто в группе не твитит, они даже не знают, как это делать. Они не знают, что музыку можно записывать не на пленку, они не знают, что 20000 просмотров в “YouTube” уровень слабого школьника.

>Фрэнк (Frank, 2013)

Взгляните на кадр, где они собрались все вместе на крыльце дома; заросшие, лохматые, в измятых растянутых кофтах. Фрики? Нет, настоящие живые рокеры! Именно их, а, быть может, и всех в мире фанатов своего дела любит Фрэнк. Да, я неизвестен, да, мое творчество понимают единицы, и у меня нет нормального заработка, но вы со мной. I love you all. Чьи это мысли? Фрэнка или Абрамсона? Черт его знает.