Ночь. Черно-белый «Форд» резко тормозит возле одноэтажной лачуги. Из машины выскакивают двое копов: лысый и латинос. Истекая кровью на мокром асфальте, их поджидает третий. C ним случилась легкая неприятность; во время задержания преступник воткнул ему в глаз по самую рукоятку перочинный нож. Беды только начинаются, оставив напарника-циклопа ждать подмогу, девушка-полицейский в одиночку бросилась за правонарушителем. Её находят с разрезанным вкривь и вкось лицом. Кожа болтается лоскутами.

Это «Патруль». Жесткий фильм от жесткого подводника Эйра. В центре сюжета двое служителей закона, на участке которых начинается беспредел, инициированный мексиканской бандой. Эйру плевать на фестивали и тем более на жанровые клеше. Трясущаяся камера, жизненные диалоги, 236 раз упомянутое «fuck»; да идите к черту со своим «синема-варите». В кино ходят не для того, чтобы выделываться перед друзьями своим эстетическим вкусом. В кино ходят за впечатлениями и эмоциями. В нашей центральной части России на премьере «Патруля» плакало двое здоровенных мужиков, что само по себе удивительно для отечественного зрителя. (Для примера, во время перезапуска «Титаника» в 3D, народ кричал продрогшей Кейт Уинслет, болтающейся на двери посреди океана: «Сними часы! Сейчас же с ними утонет!»)

В чем изюм картины Эйра? Опережая события, сообщу – изюма много, полная булка. Во-первых, попытка переместить смотрящего в шкуру протагониста, визуально только радует. Конечно, нашелся среди горки мусора критик Забалуев, который не понял, кто и когда держит камеру, но понимать и не надо. Не учебник листаем. Во-вторых, изогнутость сюжетных параллелей, перемешанных с рутиной, как будто отсылает к Глейзеру, закрепившему за собой право снимать однотипные повторяющиеся будни хоть интеллигенции, хоть гуманоида. В-третьих, обилие погонь и перестрелок не дает забыть, что фильм крутой и денежки за билет отданы не зря.

Чем люди в форме отличаются от людей в гражданском? Им дана власть, короткий отрезок времени, от задержания до прибытия в участок; они короли и повелители, представители закона. Только цена в этом деле колеблется от ножа в глаз до пули под ребра.