КИНО-ПАНК
НОВОСТИ
ТЕКСТЫ
каталог лучших фильмов мира
 

Как и где снимали «Золото»?

История создания одного из самых ожидаемых проектов этой весны

Как и где снимали «Золото»?

«Золото» – основанная на реальных событиях эпическая повесть о мечте и о том, на что человек готов ради ее осуществления. Кенни Уэллс из тех деляг, кто не боится грязи на пути к своей цели. Он полон энергии и готов преодолевать препятствия, только удача не на его стороне.

Однако Кенни это не останавливает: однажды он сжигает все мосты, продает остатки имущества и отправляется в Индонезию, т.к. уверен, что именно там, в непроходимых джунглях, его ждет богатство.

И на сей раз Уэллсу действительно везет!.. Но обнаружение крупнейшего в мировой истории золотого месторождения – это только начало удивительного приключения, в процессе которого Кенни столкнется с коррупцией, ложью и предательством… Стремление к золоту срывает все маски и толкает в бездну, и ему противостоит лишь стремление к мечте, величайшему из сокровищ.

«Это была моя мечта. А если продать свою мечту, с чем ты останешься?» - Кенни Уэллс (МэттьюМакКонахи) в фильме «Золото»

1988 год… Америка играет первую скрипку в мировой политике, так давайте посмотрим на типичного американца Кенни Уэллса, который не боится мечтать по-крупному и готов идти за своей мечтой на край света.

Фильм «Золото», вдохновленный реальными событиями, – это удивительная история американской мечты и принесенных ради нее жертв.

Лауреат премии «Оскар» МэттьюМакКонахи играет Кенни Уэллса – человека, выросшего среди шахт. Кенни, как и его отец,принадлежал к тому типу людей, которые готовы подниматься в горы и откапывать сокровища из-под земли…но в бизнесе, где один бросок кубика может сказочно обогатить или оглушительно разорить, удача была не на его стороне. Кенни воплощает предпринимательский дух Америки, возможно, самое лучшее, что есть в американцах – непоколебимую веру, которая способна переломить любые обстоятельства. Такой человек будет зубами держаться за самый распоследний шанс. Если бы на дворе стоял тринадцатый век, Кенни побеждал бы во всех схватках.

Итак,движимый чем-то вроде интуиции, он распродает свое имущество и отправляется на край земли, в Индонезию, чтобы найти золото, которое, как он убежден, находится в самых темных и густых джунглях планеты – на острове Борнео.

«Таких, как он, называют «ходоками по воде». Настоящий человек, геолог от бога. Если вам нужно было проделать дырку в индонезийской земле, именно Майк Акоста мог сказать, где нужно копать» - Кенни Уэллс о своем будущем партнере, Майке Акосте (Эдгар Рамирес) в фильме «Золото»

Объединившись, Кенни и Майк сражаются с природой, нью-йоркскими финансовыми заправилами, интригами и заговорами – но, в первую очередь, с самими собой.

«Пятьдесят на пятьдесят. Докажи им всем, что они ошиблись». Из контракта, нацарапанного Кенни Уэллсом на салфетке в фильме «Золото».

И, обнаружив самое богатое месторождение золота за всю историю, они вдруг понимают, что эта мечта – только начало приключения. Вскоре Кенни оказывается окружен продажными политиками, двуличными банкирами, мутными политическими инсайдерами – в общем, всеми, кто начинает виться вокруг подобных находок. Разумеется, каждый из них тем или иным образом пытается присвоить найденное.

«То есть все то время, пока ты мне заливал, как разбогатеют мои внуки, ты за моей спиной замышлял, как это у меня украсть?» - Кенни Уэллс

По мнению Кенни, чтобы что-то значить в Америке, нужно, чтобы тебя воспринимали как завоевавшего весь мир, аэто заблуждение, как мы знаем, стало причиной поражения многих гигантов.

История мечтателя, сказка с моралью, «Золото» под видом классического приключенческого повествования исследует истинную природу человека.

МэттьюМакКонахивновь напоминает, почему его называют одним из самых значительных современных актеров. Для этой картины ему пришлось полностью преобразиться: здесь он предстает перед нами лысым, с неважными зубами и чуть ли не двадцатью килограммами лишнего веса, который он набирал, сидя на диете из пива, чизбургеров и молочных коктейлей. Все это, чтобы на свет появился Кенни Уэллс, охотящийся за величайшим сокровищем.

TWC-Dimensionпредставляет фильм «ЗОЛОТО» (GOLD) совместного производства BlackBearPicturesи HWY61.Режиссер Стивен Гейган (StephenGaghan). Продюсеры (Тедди Шварцман (TeddySchwarzman) и Майкл Нозик (MichaelNozik).

В главных ролях МэттьюМакКонахи (MatthewMcConaughey), Эдгар Рамирес (EdgarRamirez) и Брайс Даллас Ховард (BryceDallasHoward), а также Кори Столл (CoreyStoll), Тоби Кеббелл (TobyKebbell), Брюс Гринвуд (BruceGreenwood), Стэйси Кич (StacyKeach) и другие.

Авторы сценария Патрик Мэссет (PatrickMassett) и Джон Зинмен (JohnZinman), выступившие также в качестве продюсеров. Исполнительные продюсеры Пол Хаггис(PaulHaggis), Бен Стиллман (BenStillman), Ричард Миддлтон, Боб Вайнштейн (BobWeinstein), Харви Вайнштейн (HarveyWeinstein) и Дэвид Глассер (DavidGlasser). Оператор Роберт Элсвит (RobertElswit). Художник-постановщик Мария Джуркович (MariaDjurkovic). Художник по костюмам Дэнни Гликер (DannyGlicker).

ИСТОЧНИКИ ВДОХНОВЕНИЯ

В 2008 году мир охватил финансовый кризис, который называют самым крупным со времен Великой депрессии. Людям пришлось несладко: многие теряли работы и дома.

В Лос-Анджелесе продюсеры и сценаристы ПатрикМэссет и ДжонЗинмен наткнулись на статью о скандале с канадской добывающей компанией Bre-XMinerals, который произошел в девяностых годах прошлого века. Bre-XMinerals сообщила об открытии крупного месторождения золота в Индонезии. Акции Bre-X, которые до того стоили копейки, взлетели до небес, поскольку все бросились их скупать.

В 2008 году тема денег не утратила своей актуальности, даже наоборот. По воспоминаниям Джона Зинмена, из-за кризиса социальное расслоение в стране увеличилось, и в истории Bre-X было немало такого, что резонировало с сегодняшним днем.

Сценаристы взяли этот сюжет и перенесли его в США 1980-х, создав вымышленного персонажа – золотоискателя из города Рино Кенни Уэллса, у которого былапреданная девушка по имени Кей, партнер-геолог Майк Акоста и необычайно сильное желание чего-то добиться в этом мире. «Мы много кому предлагали эту заявку, но все отказывали, – говорит Мэссет. – Однако нам самим она нравилась, мы в нее верили и считали, что такого героя, как Кенни Уэллс, в наше время еще никто не показывал, хотя тут есть кое-что от «Сокровищ Сьерра-Мадре». Но у нас гораздо более масштабная история».

Чем больше они об этом думали, тем больше верили в Кенни Уэллса. «Нам особенно нравятся герои-аутсайдеры, которым приходится пробивать себе дорогу с самого низа, чтобы доказать себе и окружающим, на что они способны», – замечает Мэссет.

Кенни становится все старше, а успех никак не приходит к нему. «Достигнув определенного возраста, начинаешь задумываться обо всех мужчинах, рядом с которыми ты вырос – об отце и его друзьях, о том, что значит в Америке добиться успеха, быть добытчиком», – объясняет Зинмен.

Итак, в 2009 году Мэссет и Зинмен написали сценарий «Золота»–остроумную и динамичную историю с яркими героями, интригой, многочисленными сюжетными кульбитами и тайной.

Сценарий тут же привлек всеобщее внимание и быстро попал в список лучших неснятых сценариев. Мэссет и Зинмен решили не продавать все права на сценарий, а объединиться с какой-нибудь кинокомпанией, чтобы остаться в проекте. Для этого им нужны были единомышленники, разделяющие их идеи.

«Каждый человек в какой-то момент должен отправиться в большой мир и постараться чего-то достичь, – рассуждает Зинмен. – Нам было интересно исследовать амбициозность и самоуважение, но в основе всего лежит история дружбы. Эти двое – Кенни Уэллс и Майк Акоста – стремятся к довольно схожим вещам. Обоим хочется предстать перед окружающими в более выгодном свете. Именно их дружба служит объединяющим звеном для всех остальных тем».

С точки зрения Мэссета, «Кей принимает Кенни таким, какой он есть, но Кенни этого недостаточно: он хочет быть лучше. Есть такаячисто мужская тема, характерная для запада Америки: наша идентичность очень тесно связана с материальными вещами, с нашим статусом».

«Коротко говоря, мы задаемся вопросом, что толку получить весь мир, если потеряешь свою душу», – заключает Массетт.

«Тут еще есть желание быть принятым, включенным,– добавляет Зиннмен.–Кенни рассуждает так: если эти сволочи не хотят принимать меня в свой клуб, тогда я этот чертов клуб просто куплю! И вот это стремление быть частью чего-то движет им и его поступками».

СЛОВО ПРОДЮСЕРАМ

Единомышленника Мэссет и Зинмен нашли в продюсере Майкле Нозике из HWY61, который в 2010 прочитал сценарий, купил на него права, и все вместе они приступили к работе над проектом.

По мнению Нозика, Кенни – типичный американец, который, выбравшись из грязи в князи, вновь попадает в грязь – а оттудаопять в княжеские покои. Он чем-то напоминает главного героя «Смерти коммивояжера», перенесенного на современную почву.

«Смерть коммивояжера» действительно была одним из источников вдохновения сценаристов. «Мы поступаем со своим героем не так жестоко, как Артур Миллер, но, конечно, это история разбитой американской мечты», – считает Мэссет. Еще одним таким источником стал «ГленгариГлен Росс», в особенности персонаж Джека Леммона с его напускным благодушием, скрывающим глубокое отчаяние.

Проект заинтересовал многих режиссеров, включая таких корифеев, как Пол Хаггис и Майкл Манн, однако тогда не сложилось с финансированием.

Затем основатель BlackBearPicturesТедди Шварцман выразил желание стать одним из партнеров и начал переговоры с Нозиком, Мэссетом и Зинменом, которые в 2012 году увенчались успехом. Шварцмана тоже привлекла возможность рассказать об американской мечте и цене, которую приходится за нее платить. «Мне кажется, частица Кенни есть в каждом из нас, и во мне, конечно, тоже, так что история меня захватила, и мне очень захотелось довести ее до экрана». Он также видит в ней отсылки к великим картинам прошлого, вроде «Сокровищ Сьерра-Мадре» и «Человека, который хотел стать королем». «И манера повествования, и герои опираются на классические образцы, и в то же время это абсолютно современная история, несмотря на то, что действие происходит в восьмидесятые. Это те же вещи, с которыми мы сталкиваемся и сегодня в нашей повседневной жизни – жадность, амбиции, честность, тщетность, отчаяние, надежда – все это там есть. Это головокружительное путешествие из небольшого городка Рино в самое сердце индонезийских джунглей, а оттуда – в нью-йоркские офисы, где все твои знания подвергаются сомнению».

МЭТТЬЮ МАККОНАХИ СТАНОВИТСЯ ПРОДЮСЕРОМ «ЗОЛОТА»

Примерно в это время сценарием заинтересовался МэттьюМакКонахи, которого тронула история Кенни Уэллса. Его график уже был расписан на несколько месяцев вперед, однако он захотел сняться в «Золоте» и стать одним из продюсеров.

«Это был один из тех немногих сценариев, прочитав который, я сразу заявил, что просто обязан это сыграть», – объясняет МакКонахи.

Дело в том, что Кенни напомнил актеру человека по имени «Чикагский Джон», с которым судьба свела егов 1987 году в Техасе. «Перед Рождеством папа взял меня с собой в Wal-Mart, купить всякую мелочь, чтобы положить в рождественские носки. На пути туда он остановился возле заброшенного торгового центра. Там стоял старый белый фургон, из которого вышел этот человек, Чикагский Джон. В глубине фургона у него были стиральные и посудомоечные машины, старые микроволновки,телефоны, еще приборы – всякая такая ерунда, – вспоминает актер. – Папа зашел туда и что-то купил. Потом он сел обратно в машину, сказал: «ну-ка, ну-ка!», завернул это что-то в бумажные полотенца и попросил меня положить в «бардачок». Отъехав, отец разрешил развернуть покупку. Это оказались часы из золота и серебра. И он такой: «Ничего себе! Да это же титановый «ролекс»! Он стоит 24 тысячи долларов, а я за него заплатил всего четыре тысячи!

И вот, когда я прочитал про Кенни Уэллса, это оказалась история про Чикагского Джона, про то, каким я представлял его все эти годы – и немного про моего отца. Отец вложил свои сбережения в эквадорские алмазные шахты. Но в Эквадоре не было алмазов! Он приехал туда, достал мачете и прорубил себе путь через джунгли. Но таков был папа: ему лучше было ввязаться в какую-нибудь аферу, но, чтобы были настоящие люди и приключения, чем солидное предприятие, но при этом пришлось бы работать с унылыми придурками. И, вспоминая Чикагского Джона и своего отца в те годы, я подозреваю, что на свете полно таких Кенни».

«Кенни– мечтатель, он мечтает по-крупному, – продолжает актер. – Мы встречаемся с ним, когда он на мели, и дела у негоидут неважно. Кенни принял управление над некогда успешной отцовской компанией и разорил ее. Он в буквальном смысле напивается до видений: однажды ему снится сон, будто в том месте, где ему когда-то довелось побывать, есть золото – и у него хватает запала последовать за этим сном».

Не менее важно для МакКонахи было и продюсирование, возможность контролировать проект – от подбора режиссера до разработки персонажей и отношений между ними. «Мне нужно было обеспечить себе право творческого голоса, по крайней мере, на стадии ободрения предложенных решений», – говорит он.

Мэссет и Зинмен, когда писали сценарий, конечно, не держали в голове МакКонахи, но, по словам Зинмена, «как только разговор зашел о Мэттью, у нас точно лампочка зажглась. У него подходящая энергетика!».

ТЕ ЖЕ И СТИВ ГЕЙГАН

Режиссером картины стал Стивен Гейган, сценарист «Траффика» и режиссер и сценарист «Сирианы». По словам Майкла Нозика, работавшего с ним на «Сириане», Гейгану нет равных в передаче двойственности, неоднозначности, а для «Золота» это ключевой момент. Виноват ли главный герой? Хочется ли нам иметь с ним дело?

Режиссер Стивен Гейган:

ПРОДЮСЕРЫ

Мне повезло, что у меня были настоящие продюсеры – Майкл Нозик, Тедди Шварцман и Бен Стиллман. Майкл включился в процесс на ранней стадии и работал со сценаристами. Я знаю его по «Сириане», которая тоже стала приключением для нас обоих. Тедди приобрел сценарий и твердо заявил: «Мы снимем эту картину». Вот такие они, продюсеры старой школы! Фильм состоялся благодаря воле этих ребят. Они снимают кино, которое делали раньше, до того, как мир заполонили фильмы по комиксам. Тедди Шварцман – это своего рода Дэвид О. Селзник: он будет докапываться до запятых в вашем сценарии, да и вообще до всего – итакой подход действительно помогает совершенствоваться. Все, что нужно вам, как режиссеру – это люди, которые делают вас лучше. Тедди как раз из таких – человек с прекрасным вкусом и собственным видением. И работают с ним совершенно потрясающие люди: в частности, Бен Стиллман вполне может стать будущим нашего кинематографа.

СЦЕНАРИЙ И ИСТОРИЯ

Мэссет и Зинмен много лет делали потрясающие вещи для“FridayNightLights”. Я знал их задолго до «Золота». Они сказали что-то вроде: «Мы пишем сценарий про золотоискателя наших ней». Я им: «Отличная идея!». Они: «Ах да, и снимет его Майкл Манн». Я: «Везет!». Когда я, наконец, прочитал сценарий, мне на ум сразу же пришли не только «Сокровища Сьерра-Мадре» и «Плата за страх» – классические приключенческие истории с моралью – но и такие фильмы, как «Полуночный ковбой» и «Последний наряд», то есть мои любимые картины.

ВДОХНОВЕНИЕ

Для меня этонедостаточно, к сожалению, известный Джон Шлезингер, один из моих любимых режиссеров. Он умел рассказывать захватывающие истории, глубоко исследуя внутренний мир своих персонажей, и в то же время в его работах есть удивительное ощущение места и времени, которое не покидает вас. Мне кажется, задача кинематографа – по крайней мере, одна из них –ухватывать вот это ощущение «здесь и сейчас»: каково это, жить в определенное время в определенном месте. В «Золоте»у нас это Рино конца восьмидесятых годов. Я не был там в те годы, но мне действительно хотелось попасть туда. Можно вспомнить великие фильмы Шлезингера, совершенно ни на что не похожие – «Билли-лжеца», «Дорогую», «Воскресенье, проклятое воскресенье», «Полуночного ковбоя» – невероятно захватывающие, с яркими персонажами. Как бы Шлезингер снял Кенни Уэллса в захолустном Рино, золотоискательство, восьмидесятые?

СПОСОБ ПОВЕСТВОВАНИЯ

Повествование в фильме идет от лица персонажа МэттьюМакКонахи, Кенни Уэллса, но он при этом еще и пытается выпутаться из неприятной ситуации. Говорит ли он правду? Надежный ли он рассказчик? В фильме есть два сюжетных поворота (как минимум, два!) которые станут для вас неожиданностью – и часть удовольствия от фильма состоит в том, чтобы гадать, все ли рассказывает намМакКонахи.

ДИЗАЙН

Во время наших первых встреч с художником-постановщиком Марией Джуркович мы обсуждали цветовую палитру фильма. Хотя, на самом деле, самый первый разговор был о ее гениальном дизайне для фильма «Шпион, выйди вон!» Томаса Альфредсона – в частности, о сцене пыток, где обои в цветочек. И вот уже поговорив про это, мы стали обсуждать идею золота как определяющего тематического элемента, присутствующего в каждом кадре фильма. Мария живет цветом – цветом как темой, цветом как связующим элементом. Мы создали базу данных, в которой были тысячи фотографий Рино и Нью-Йорка восьмидесятых, Джакарты, шахт Борнео, и неделями разглядывали их. Нам хотелось правдоподобия, но усиленного: реальность плюс десять процентов сверх нее. У французов есть выражение, которым они обозначаютопределенный тип красоты, именуемый ими "некрасиво-красивый" – это практически идеал, высшая степень. Именно этого мы добивались для нашего фильма: некрасиво-красивый, настоящий, но красивый, табак и золото.

ОПЕРАТОРСКАЯ РАБОТА

«Золото» снимал великий оператор Роберт Элсвит. Он также снял «Нефть», «Любовь, сбивающую с ног», «Сириану», «Спокойной ночи и удачи», «Майкла Клейтона» и т.д. Наши самые важные беседы с ним были о том, как сделать так, чтобы Кенни выглядел реальной личностью, чтобы камера не вторгалась между ним и зрителем. Мы придумали способ, при котором использовали три разных формата для разных частей его жизни. Его «мечту» мы снимали анаморфными объективами на 35-миллиметовую пленку. Для его настоящей жизни в Рино и «впадения в немилость» мы использовали те же объективы и цифровую камеру Alexa. Затем мы перешли к сферическим объективам, чтобы передать ощущения Кенни, когда его интервьюируют в гостиничном номере.

СЪЕМКИ

Про то, как мы снимали «Золото», можно было бы сделать отдельное кино. В джунглях Таиланда у нас чего только не было – потопы, оползни, гигантские пауки, змееловы и просто небывалые ливни. На второй день съемок две реки слились, и мы потеряли 75% наших декораций. Крыша нашей главной декорации оказалась на два метра под водой. Краны смыло. Все, что не было привязано, смыло и унесло куда-то к морю. Все наши съемочные площадки в джунглях и на реке были потеряны. Сплавляться по реке стало невозможно. Лило так, как вы даже представить себе не можете. Зато буйволы были очень довольны. В общем, «Золото» само по себе стало для нас невероятным приключением.

МУЗЫКА

Музыку нам написал ДэниэлПембертон, сочинивший замечательный саундтрек для «Стива Джобса» Дэнни Бойла. Вдохновлялся он колоколом Нью-Йоркской фондовой биржи. Обнаружилось, что он звучит в соль-миноре в постоянном темпе 127 битов в минуту. Он сказал мне: «Просто удивительно, насколько хорошо это соотносится с темпом фильма». Он наложил поверх него еще биты, всякие сумасшедшие ритмы, басы – и все вместе получилось как нельзя лучше. Это именно тот звук и та скорость, которые нужны, чтобы отправить нас в путешествие вместе с Кенни. Вдобавок он замедлял, ускорял, проигрывал с разной высотой, сталкивал ритмы. В ускоренной записи это начинало напоминать звучание настоящих мотыг в шахте. В общем, этот звук стал для него точкой отсчета для сочинения музыки и исследования всех аспектов этой истории.

Затем мы записали разные необычные инструменты – от редких и необычных металлических ударных (все от маленьких металлических кастрюлек до больших нефтяных бочек) до профессиональных флейт и гитар. У нас были всякие удивительные гонги, колокольные пластины – огромные листы металла, резонирующие, если ударить по ним молотком, – кануны и даже высушенные когти лемура наряду с большим оркестром. Вместе со специалистами по колоколам Дэниэл дажеобнаружил изготовленный известным художником золотой гонг, который, к сожалению, выглядел лучше, чем звучал (что удивительным образом соотносится с историей, которую мы рассказываем в нашем фильме).

ОРИГИНАЛЬНАЯ ПЕСНЯ

Я мечтал о том, чтобы у нас была песня вроде той, что исполнил великий ГарриНильссон в «Полуночном ковбое» – “Everybody’sTalkin’”. Она подходит фильму, становится синонимична ему; она, в некотором роде, и есть этот фильм. Мне очень повезло, что я дружу с Брайаном Бертоном по прозвищу DangerMouse. Мы вместе отмечаем День благодарения, жарим индейку. Мы оба с юга: он из Джорджии, я из Кентукки. В общем, я долго донимал композитора просьбами помочь мне написать песню. Мы встретились в Лондоне, у меня в руках два листка с текстом, который я написал: один с женской партией, один с мужской. Дэниэл (композитор) говорит: «У меня нет на это времени». Я напел ему мелодию, он сказал, что это полная ерунда. В конце концов, просто чтобы отделаться от меня, он взял в руки гитару и наиграл несколько аккордов. Получилось довольно здорово, на мой взгляд. Вместе мы набросали черновик песни, и я принес все это дело к DangerMouse. Удивительно, но он решил, что потенциал есть. Мы встретились у него дома, и он спросил, кто, по моему мнению, должен спеть эту песню. Прежде, чем я успел ответить, он сказал: «Есть только один человек, способный спеть это, и этот человек – Игги Поп. Его голос – голос Кенни Уэллса. Он подходит фильму». Это былагениальная идея! Брайан снял трубку и позвонил ему. Пару недель спустя мы с Брайаном заперлись в гостинице в Майами, обложившись лэптопами, чтобы довести песню до ума. То, как DangerMouseработает – это настоящее волшебство. К нам присоединился Игги и спел песню так, как может только такая легенда, как он. Игги Поп, человек, который изобрел панк-рок. Самый простой в общении, умный и удивительный артист, которого мне доводилось встречать. Это человек, который сотрудничал с Дэвидом Боуи, который написал и спел “ThePassenger” и все классические песни “Stooges” – и, подобно нашему героюКенни Уэллсу,прошел через все и, можно сказать, победил. Нет ничего лучше, чем смотреть на то, как Игги Поп поет песню, в создании которой ты принял участие.

НАЧАЛО СЪЕМОК

Имея в активе звезду, режиссера и финансирование от BlackBearPictures, проект наконецстал набирать скорость.

Съемки фильма стартовали в начале июля 2015 года в Таиланде и в общей сложности заняли 55 дней. Было решено, что индонезийские сцены снимут в Таиланде, Рино – в Рино и Альбукерке, ну а Нью-Йорк сыграет сам себя. Разнообразие локаций имело не только практический, но и метафорический смысл. «Рино – это наша основа, наша точка отсчета, – рассказывает Тедди Шварцман. – Там герои именно такие, какие они есть на самом деле. Индонезийские джунгли – это надежда, приключение, возможность, другой мир. Нью-Йорк переносит нас в совершенно иную среду, где царит дух богатства, жадности, высшее общество. Вне зависимости от того, насколько наши герои способны в него встроиться, им придется научиться лавировать».

СИЛЬНЫЙ АКТЕРСКИЙ АНСАМБЛЬ

В главных ролях снялись обладатель «Оскара» МэттьюМакКонахи («Далласский клуб покупателей», «Интерстеллар»), сыгравший неунывающего Кенни Уэллса, и номинант на «Золотой глобус» Эдгар Рамирес («Карлос», «Джой», «на гребне волны»), ставший загадочным Майком Акостой.

Еще одна номинантка на «Золотой глобус», Брайс Даллас Ховард («Мир Юрского периода», «Прислуга»), сыграла Кей, верную подругу Кенни. Она поддерживает его, что бы ни случилось, но охота Кенни за золотом готовит непростое испытание для их отношений.

Кори Столл («Человек-муравей», «Карточный домик») воплотил образ амбициозного нью-йоркского дельца Брайана Вулфа, а Билл Кэмп («Черная месса») сыграл его старшего коллегу по фирме Brown, ThomasХоллисаДрешера.

Тоби Кеббелл («Рассвет планеты обезьян», «Бен-Гур») играет агента ФБР Дженнингса, который допрашивает Кенни Уэллса.

Брюс Гринвуд («Звездный путь», «Капоте») перевоплотился в Марка Хэнкока, самого богатого магната-горнодобытчика в мире.

Обладатель «Золотого глобуса» Стэйси Кич («Американская история X», «Небраска») играет в фильме всеми уважаемого КлайваКоулмана, управляющего Reno’sColeman&MeadCapitalGroup, который знал отца Уэллса. На Клайва работают Ллойд Стэнтон (ДжошуаХарто) и Генри Эндрюс (Стаффорд Дуглас).

Троицу, возглавляющую продажниковКенни в ThreeGreenhorns, сыграли Мэйкон Блэр, Адам ЛеФевр и Фрэнк Вуд.

Нью-йоркскую соблазнительницу Рэйчел сыграла восходящая австралийская звезда РэйчелТэйлор, а БэвишПатель, Майкл Лэндис и Тимоти Саймонс–банкиров.

РАБОТА НАД РОЛЯМИ

Для роли МакКонахи пришлось сильно преобразиться – в частности, набрать вес. По мнению актера, Кенни – человек много пьющий, запустивший себя, но при этом обладающий невероятной энергией. «Я с удовольствием позволил себе четыре месяца есть и пить все, что захочу. Через два месяца я весил больше 95 килограмм, чего со мной еще никогда не случалось»,– рассказывает актер.

В Таиланде МакКонахи побрился наголо, чтобы на нем лучше сидел специально сделанный парик лысеющего человека. Кроме того, он вставил челюсть с кривыми зубами, которую сам придумал для своего героя.

Продюсер Тедди Шварцман предложил на роль невозмутимого геолога Майка Акосты Эдгара Рамиреса, который очень впечатлил его в «Карлосе» своими мощью и магнетизмом.

«Мне Акоста кажется скорее сдержанным, нежели таинственным. Он много говорит о том, что знает и редко – о себе и своих чувствах. Для него это трудно. Он наблюдает за миром и анализирует то, что происходит вокруг», – говорит Рамирес.

«Они становятся закадычными друзьями, несмотря на то, что совершенно непохожи друг на друга, – продолжает Рамирес о дружбе Кенни и своего героя. – У них совершенно разные судьбы, однако оба не понаслышке знают, каково это, когда в тебе сомневаются иотвергают. Схожие раны – вот что их объединяет. Это не проговаривается, но ощущается на интуитивном уровне».

Кей, верную подругу Кенни, играет Брайс Даллас Ховард. По мнению Ховард, Кей идеально дополняет Кенни. Она уважает его мечты и амбиции и принимает его любым. «Именно это больше всего привлекло меня в моей героине: ее способность любить без оглядки, оставаясь при этом самой собой», – признается актриса.

МакКонахи тоже считает, что эти двое беззаветно любят друг друга:«Десять лет назад они словно шагнули с утеса, и я сказал ей: «Просто держись за мою руку и не отпускай: я обещаю, что прежде, чем мы приземлимся, у нас вырастут крылья». В некотором смысле, это прекрасная история любви, вроде тех, в которых в свое время блистала ДебраУингер – к примеру, «Офицер и джентльмен» и «Городской ковбой»».

Кори Столл сыграл ловкого банкира Брайана Вулфа, который невысокого мнения об интеллектуальных качествах Кенни и имеет свои планы на то, как увеличить доход от месторождения. «Брайан умен; кроме того, он хороший продавец, поскольку в точности знает, что хочет услышать покупатель. Еще он никогда не врет по-настоящему, а находит способы рассказать полуправду – и, как все хорошие продавцы, он умеет заставить поверить в нее самого себя», – рассуждает Столл. Холодная расчетливость успешного нью-йоркского банкира ярко контрастирует с горячностью и безрассудством игрока Кенни.

Столл вместе с Гейганом много работал над индивидуальными чертами своего героя. «Для Стивена важно, чтобы каждый герой был правдоподобен и обладал собственной индивидуальностью – даже если Вулф подпадает под стереотип богатого банкира, наживающегося на простофиле из Рино, – продолжает Столл. – Стивен очень любит, когда у героя есть предыстория. Он хочет, чтобы каждый актер знал, откуда взялись качества его персонажа, где он рос, где учился и т.д.».

Сделка, которую предлагает Вулф, зависит от участия южноафриканского магната Марка Хэнкока, которого играет Брюс Гринвуд. Отец актера был геологом, так чтоему было легко понять своего героя. «Это человек, вся жизнь которого связана с добычей золота. Он начал как инженер и невероятно преуспел. Это достойный человек, бизнесмен, и он делает все необходимое, чтобы бизнес развивался. Но когда он начинает сотрудничать с героем МакКонахи, ему приходится нелегко, поскольку тот хочет больше, чем Марк готов ему выделить».Будучи канадцем, Гринвуд, естественно, хорошо знал про скандал с Bre-X, поэтому ему было особенно интересно участвовать в фильме, основанном на этой истории.

У банкира КлайваКоулмана, которого сыграл Стэйси Кич, совершенно иные отношения с Кенни Уэллсом. «Клайв знал отца Кенни, так что между ними существует сильная связь, – замечает Кич. – Кенни хочет добиться моего уважения: я для него что-то вроде фигуры отца. Ему важно мое уважение, поскольку это как если бы его отец им гордился. Я чувствую, что ему важно иметь поддержку от члена семьи, а в его жизни этого нет». «Клайв, конечно, заботится о Кенни, но он твердо стоит на земле, и деньги ему тоже очень важны. Он, в принципе, человек неплохой, но довольно бесцеремонный, все говорит без обиняков и не терпит, когда ему вешают лапшу на уши», – заключает актер.

ТАИЛАНДСКИЙ АНТУРАЖ

Съемки картины начались в Таиланде. Выбор пал именно на эту страну, поскольку там развитая киноинфраструктура, достаточно низкая стоимость производства и экзотические джунгли, схожие с индонезийскими. В Таиланде снимали такие фильмы, как «Невозможное», «Мальчишник 2: Из Вегаса в Бангкок», «Завтра не умрет никогда», «Звёздные войны. Эпизод III: Месть ситхов», «Доброе утро, Вьетнам», и т.д. В Таиланде нужно было снять две важных натуры: Джакарту восьмидесятых годов и джунгли Борнео.

ДЖАКАРТА 1980-х

Джакарту восьмидесятых в итоге снимали в трех самых фешенебельных отелях Бангкока. Это были «Сиам», «Шангри-Ла» и «MandarinOriental».

«Шангри-Ла»был построен в восьмидесятых, и у него есть корпус, который был отреставрирован, но сохранил дух тех лет. Он сыграл роль JakartaPalaceHotel. Здесь снимали, как Кенни и Акоста выпивают в лобби, а также их ужин с министром добывающей промышленности Индонезии.

Сцены в баре Джакарты снимались в художественной галерее, расположенной в центре бангкокскогоЧайнатауна. Кроме того, для фильма были закуплены сотни автомобилей восьмидесятых годов.

ДЖУНГЛИ БОРНЕО

Подходящие джунгли нашли на юге Таиланда, однако до того кинематографистам пришлось прочесать буквально всю страну, включая области, граничащие с Лаосом и Бирмой. Съемочная группа базировалась в Краби и Сураттхани; аэропорт Краби сыграл роль Международного аэропорта Джакарты.

Сперва золотоносную шахту решили снимать вКхао Сок. «Мы обнаружили это место, когда на бамбуковых плотах спускались по реке в джунглях, – рассказывает сопродюсер Крис Ловенштейн. – Сойдя на берег, мы поняли, что нам удивительно повезло. Когда мы решили снимать там, нам пришлось построить дорогу, чтобы просто суметь туда добраться.

Спустя два съемочных дня случился страшный потоп: за 36 часов вода в реке поднялась почти на восемь метров, полностью затопив всю нашу съемочную площадку». После этого новую декорацию построили в Краби.

Оба места были очень красивы – с гигантскими известняковыми утесами и темно-красной землей посреди буйных джунглей. Актерам и членам съемочной группы приходилось в высоких сапогах пробираться по временным тропам. На площадке ежедневно присутствовал опытный специалист по змеям, следивший, чтобы их там не было. Светящиеся мохнатые гусеницы с ядовитой «шерстью», огромные пауки, пиявки и москиты тоже не давали заскучать. Малейшие царапины или порезы воспалялись и начинали гноиться, а тропическая погода все время менялась.

«Нам нужно было построить шахту и затем окружить ее нашими собственными деревьями и джунглями, чтобы мы могли потом все их поломать. Таким образом, перед съемками нам пришлось привезти и посадить тысячи тропических растений, кустарников и деревьев», – вспоминает Ловенштейн.

Сцены на реке дались еще тяжелее, поскольку приходилось проводить много времени в мутной воде, уровень которой все время менялся, как и ее скорость. Однажды река так обмелела, что лодки пришлось тащить на себе.

«Золото» снималось в сезон дождей, что также добавило кинематографистам забот, однако многие считают, что это пошло фильму на пользу. «Это жесткий фильм старой школы – говорит Эдгар Рамирес. – Все было против нас – сезон дождей, непроходимые, практически девственные джунгли, языковой барьер, удаленность от цивилизации, грязь, затопление съемочной площадки. Мы терпели такие же трудности, как и золотоискатели».

Удаленность от цивилизации была одним из ключевых элементов. «Нам хотелось поймать это ощущение, как река сужается и нас уносит в прошлое, отчасти как в «Сердце тьмы» – уносит туда, где человек остается один на один с природой. И связь между двумя героями крепнет отчасти благодаря тому, что они вместе сражаются со стихиями, болеют малярией. Нам нужно было ощущение, что в этих местах не ступала нога человека», – рассказывает Стиллман.

Пожалуй, самое красивое место съемок было в Чомпли, что в провинции Краби, где снимался сон Кенни. Вся съемочная группа поднялась на утес, чтобы запечатлеть, как долину зеленых джунглей озаряет золотым светом, а вдалеке виднеются синие горы.

НЬЮ-МЕКСИКО И НЕВАДА

Отсняв экзотику, съемочная группа переместилась в Альбукерке (Нью-Мексико) и Рино (Невада). Оба города находятся на западе США, вблизи от горных массивов – Сандии (Альбукерке) и Сьерра-Невады (Рино). Оба города связаны с сельским хозяйством, добычей полезных ископаемых, разведением скота, так что немало людей и по сей день там ходят в ковбойских шляпах и сапогах. И там, и там много казино.

Большинство сцен, действие которых происходит в Рино, были отсняты в Альбукерке, поскольку в нем более развитая инфраструктура. К примеру, биржу снимали в помещении редакции AlbuquerqueJournal, наполнив его компьютерами и телефонами восьмидесятых годов.

Самой большой сценой стала церемония вручениязолотоискательских наград. В ней было задействовано более 350 человек массовки, одетых в сверкающие вечерние платья и смокинги, а снималась она в огромном зале с хрустальными люстрами. Специально для этой сцены были изготовлены занавес абрикосового цвета и бронзовая статуэтка для вручения победителям (старательская мотыга, воткнутая в золотой кирпич). Десятки столиков декорировали изготовленными вручную золотыми украшениями, эффектными десертами и бутылками шампанского в серебряных ведерках.

Дом Кей снимали в районе Альбукерке неподалеку от гор. Его украсили лавандой и бугенвилией, а также построили бассейн.

Самым, пожалуй, эффектным местом съемок в штате Нью-Мексико стал Национальный заповедникВаллес-кальдера, расположенный в двух часах езды от Альбукерке. Именно там Кенни хочет построить для себя и Кей ранчо своей мечты. «Мы сняли большую панораму зеленой травы, диких лилий с оленями вдалеке и снующими повсюду колибри», – рассказывает Мускари.

В Рино снимали преимущественно центр города с его неоновыми вывесками и экстерьер Harrah’sRenoHotel&Casino, а также виды с крыши GrandSierraResort&Casino.

По словам исполнительного продюсера Бена Стиллмана, «Рино видел лучшие дни, но это город, у которого есть душа. Это дом Кенни, и он им гордится. Когда-то это был процветающий город; теперь ему приходится нелегко, но у него есть потенциал, чтобы вернуть золотые деньки».

НЬЮ-ЙОРК

Последнюю неделю, в начале октября, съемки шли в Нью-Йорке: нужно было запечатлеть три главных точки, символизирующих бурную финансовую жизнь этого города.

Небоскреб «Сигрэм-билдинг», расположенный на пересечении Парк-авеню и 52-й и улицы, играет в фильме самого себя. Он был построен в 1958 году по проекту архитекторов Людвига Мисаван дер Роэ и Филиппа Джонсона для производителя спиртных напитков Seagram’s&Sons. Сигрэм-билдинг по праву считается одним из лучших образцов модернизма и функциональной эстетики. В фильме задействован не только внешний вид, но и его лобби; там находится вымышленная инвестиционная компания. Ресторан FourSeasons, что в том же здании, пришлось закрыть на два вечера, чтобы снять вечеринку в честь успешного размещения акций WashoeMining на Нью-Йоркской фондовой бирже. Ресторан также был спроектирован Мисомван дер Роэ и Джонсоном, и в середине двадцатого века был настоящей Меккой для финансистов – именно то, что требовалось для фильма.

Третьим знаковым местом стала знаменитая гостиница «Уолдорф-Астория» на Парк-авеню и 51-й улице. Этот роскошный отель в стиле ар-деко с его кремово-золотистым лобби также сыграл в картине сам себя. Именно там останавливаются Кенни и Кей, приехав в Нью-Йорк.

ОПЕРАТОРСКАЯ РАБОТА, ДИЗАЙН И КОСТЮМЫ

Оператором картины стал Роберт Элсвит. Для съемок в Таиланде и для большинства сцен в США он использовал анаморфные объективы, чтобы передать все богатство пейзажа. Сферические объективы и цифра были задействованы в сценах допроса, подчеркивая суровую реальность происходящего.

Художник-постановщик Мария Джуркович выбрала для фильма палитру, состоящую из зеленых, оранжевых, синих и коричневых оттенков. Именно они преобладают в кадре на протяжении всей картины. В Таиланде – ярко-зеленые джунгли с ярко-оранжевыми и ярко-синими палатками старателей. Та же палитра присутствует и в американских сценах, но все цвета там чуть менее яркие.

Цветность усиливается, как только герои прибывают в Джакарту. «В аэропорту их встречают оранжевые тук-туки и желтые кэбы, и я специально выбрала машины наиболее ярких цветов, – рассказывает Джуркович. – Именно это чувствуешь, когда прилетаешь в тропики, и тебя ослепляет интенсивность света и цвета».

В Рино восьмидесятых иная специфика. «Ковры с извилистыми узорами, стулья, напоминающие расплавленный зефир, огромные комнатные растения, странная скульптура в форме большого диска», – перечисляет Джуркович.

Дом Кей выглядит гораздо скромнее. «У нее не слишком много денег, она работает в мебельном магазине, – рассказывает Джуркович. – В ее доме царит такой творческий беспорядок, есть что-то от хиппи».

В Нью-Йорке Джуркович создавала совершенно иную среду: точный, динамичный, аккуратный мир яппи. Художник по костюмам Дэнни Гликер выбрал для него дополнительную палитру из синих, красных и коричневых оттенков.

Гликер предложил, чтобы у Кенни был только один коричневый костюм, который он надевает всегда, когда того требуют обстоятельства. Это очень важная деталь, показывающая, что, несмотря на весь головокружительный путь, проделанный героем, он, в сущности, не меняется. «Это человек, который хочет делать дела на своих условиях, он не желает меняться, чтобы нравиться окружающим», – рассуждает Гликер.

Майк Акоста в Индонезии носит преимущественно льняные вещи, а также хорошие костюмы. В основе его образа – классические мужские иконы, вроде Джона Хьюстона и Эрнеста Хемингуэя. В его одежде преобладают зеленые и серые оттенки, а также много белого и бледно-кремового. Приехавшие в Индонезию банкиры одеты в винтажную одежду в стиле «сафари» марокRalphLaurenи BananaRepublic.

В Рино женщины, в соответствии с модой восьмидесятых, носят одежду с подплечниками, а у мужчин брюки со стрелками и высокой талией, жилеты, узкие галстуки, галстуки-боло (в виде шнурка с зажимом), рубашки на кнопках. «В Рино много симпатичных деталей, характерных для американского запада», – говорит Гликер.

Джинсы Кей также полностью соответствуют эпохе – обтягивающие, с высокой талией, не слишком модные. В Нью-Йорке все, естественно, одеты гораздо лучше – даже цвета там четче и ярче. Однако самый эффектный наряд всего фильма принадлежит именно Кей: это винтажное платье из золотого ламе, которое она надевает, чтобы пойти в ресторан FourSeasons. «Кенни говорит ей: «Я поведу тебя в лучший ресторан Нью-Йорка», и эта славная девушка из Рино хочет выглядеть как можно лучше и надевает свое самое красивое и яркое платье, – рассказывает Гликер. – Потом они приходят в ресторан, а там все одеты совершенно иначе. Именно в этом момент мы понимаем, что мир, в который входят Кенни и Кей потихоньку отчуждает их, начинает их «съедать»».

ИТОГ

«Золото» – это кино, которое работает на разных уровнях. Это фильм о желании чего-то достичь, о самоуважении и доверии, о головокружении от успехов, о том, как деньги меняют человека. И, конечно же, это история любви.

«Тут и приключения, и драма, и детектив с неожиданными поворотами сюжета, –рассуждает Тедди Шварцман. – Прежде всего, это кино о человеке и о том, чего стоит в наше время достижение американской мечты, и на что вы готовы пойти ради нее».

С ним соглашается продюсер Майкл Нозик: «Наш фильм о желании преуспеть, найти себя, которое живет в каждом из нас. Кенниобнаруживает, возможно, самое большое месторождение золота за всю историю. Он взмывает к солнцу, но подлетает к нему слишком близко и обжигает крылья. Это еще и история о том, как выжить и сохранить самого себя и свое достоинство. И, что самое важное, Кенни в конце концов понимает, что главное – не его амбиции, а женщина, которая разделила с ним его мечту».

По мнению Брайс Даллас Ховард, «Золото» – аллегорический рассказ о жадности, успехе, и ложных мечтах. Несмотря на приключенческий антураж, история гораздо глубже, чем кажется. «Читая сценарий, я думала об Ибсене, Чехове, Артуре Миллере – о драматургах, которые во главу угла ставили человека и его попытки остаться собой несмотря на обстоятельства», – признается актриса.

Для Эдгара Рамиреса это фильм о «преданности, дружбе, решимости, гордости, сострадании и сочувствии».

Наконец, Мэтью МакКонахи считает, что фильм отражает американский дух, американский характер. «Это великая американская история о том, как строили Америку. Она вполне могла бы стать американской классикой. В ней есть тайна, драма, человечность, много смешного и удивительная коллизия, о которой вы, скорее всего, никогда не слышали».

 

Пресс-релиз компании
«Централ Партнершип»

21.02.2017