КИНО-ПАНК
НОВОСТИ
ТЕКСТЫ
каталог лучших фильмов мира
 

Интервью с Михаилом Пореченковым

«Так как мы сами стремились нагнать жути, темные силы просто боялись к нам сунуться!»

Интервью с Михаилом Пореченковым

В новом фильме Сергея Гинзбурга «Вурдалаки» ваш герой монах Лавр противостоит злу, представленному фантастической силой. А вы сами сталкивались в жизни с необъяснимыми фантастическими явлениями?

Нет! Я не в психиатрической больнице, поэтому пока не сталкивался. (Смеется) В детстве были какие-то страхи, бабайкой пугали меня. Но сколько живу – страшнее людей никого не видел.

Вообще, вурдалаки, демоны, все эти потусторонние существа – они принимают разные обличья. Далеко ходить не надо. Те, кто попирает христианские законы и обычаи, не ценит человеческую жизнь, – они и есть вурдалаки.

Расскажите о своём герое

Из истории мы знаем многих монахов, которые до этого были воинами. Предполагаю, что и мой герой, Лавр, когда-то был воеводой, а потом уверовал и ушел в монахи. Но где-то в душе он оставался воителем. И эти две ипостаси в нем хорошо уживаются. Из истории мы знаем многих монахов, которые до этого были воинами. Предполагаю, что и мой герой, Лавр, когда-то был воеводой, а потом уверовал и ушел в монахи. Но где-то в душе он оставался воителем. И эти две ипостаси в нем хорошо уживаются.

Вся его жизнь – одно большое испытание, это постоянная борьба. И самая главная битва происходит внутри этого человека. Тот свет, ту силу и ту истину, что он несет, их требуется оберегать и защищать, что он и делает, несмотря на все трудности, которые выпадают ему на пути.

Монах Лавр носит обереги – крест как символ веры и трость с навершием в виде креста. А есть ли у вас амулеты, которые вы носите постоянно или берете, например, на сложные съемки или в долгое путешествие?

Со мной всегда мой главный амулет (показывает нательный крест-четки – прим.). На все случаи жизни. Если в кадре он не заметен, я его даже во время съемок не снимаю.

Настрой фильма мистический, а на съемках ничего сверхъестественного не происходило?

Так как мы сами стремились нагнать жути, темные силы просто боялись к нам сунуться! (Улыбается) Ничего мистического на съемках не происходило… Только работоспособность была мистическая и фантастическая, просто за гранью понимания человеческого!

Насколько вам близка мистика в реальной жизни? Верите ли вы в гороскопы, предсказания и предопределенность судьбы?

Нет, все решено за нас! Чем дольше живешь, тем больше это понимаешь. Но иногда в гороскоп заглядываю. Хотя все реже и реже. Если раньше мне это нравилось – был азарт, что-то, вроде бы, сбывалось, - то сейчас я от этого отошел, не обращаю на это особого внимания. Но по характеристикам личности того или иного знака зодиака многое сходится, я этого не отрицаю.

Были ли сложные моменты на съемках именно для вас?

В фильме есть момент, когда Лавр быстро поднимается наверх… И вот меня «закидывали» двумя кранами на высоту 15 м. Снимали ночью, и было очень холодно! С первого раза что-то не получилось, пришлось несколько раз повторять. В общем, меня здорово поморозили!.. Ночью в принципе работать трудно, а у нас почти половина смен были ночными, но мы справились!

Актеры – народ суеверный. Вам не страшно было сниматься в фильме с таким жанром?

Дааа, есть такое! Сценарий упал – так садись на него! Положено так, зачем отступать от правил. Еще не принято говорить о работе заранее, хвастаться «Сейчас такое кино, такое кино снимаем!». Это ни к чему хорошему не приведет. Но это не актерское суеверие, а общечеловеческое: не рассказывать о чем-то от чего ты много ждешь, пока это не произошло. Ну а больше никаких особых суеверий у меня нет. И, конечно, никакого страха я не испытывал. Любой жанр – это творчество и труд.

 

Пресс-релиз компании
«Централ Партнершип»

25.02.2017