КИНО-ПАНК
НОВОСТИ
ТЕКСТЫ
каталог лучших фильмов мира
 

Бандитизм по-французски

26 января выйдет новый фильм с Жаном Рено «Семейное ограбление»

Анжела и Анжелика – две абсолютно разные девушки, которые не имеют ничего общего. Кроме, разве что, отца, которого они никогда не видели. И вот однажды он появился в их жизни. Вор международного масштаба решил наверстать упущенное, создав с дочерями безумную команду, чтобы совершить ограбление века. И все бы ничего, только гениальный план Патрика дает сбой, и все идет не по запланированному сценарию…

ИНТЕРВЬЮ С ПАСКАЛЕМ БУРДЬО (РЕЖИССЕР)

Почему вы решили взяться за «Семейное ограбление»?

Меня очаровал сценарий. Он удивительно забавный: это история про мошенника, который на улице является лидером настоящей банды, а дома не может разобраться со своими дочерями! Тем не менее, ему все удается. С первого чтения я увидел материал, по которому можно сделать непринужденный фильм для всей семьи – в наполовину приключенческий, наполовину комедию. К тому же, мне очень понравилось, что действие разворачивается на горнолыжном курорте. Я никогда не снимал на фоне снежного пейзажа, и этот опыт меня позабавил.

Т.е. работать было весело?

И да, и нет. Да, потому, что в снегу человек психологически чувствует себя ребенком во время Рождества, и это довольно весело. Нет, потому что работать сложнее, медленнее, тяжелее. Мы делали маркировки летом и не поняли, что некоторые из намеченных мест будут практически непроходимы. Кроме того, на высоте 2OOO метров царит полярный холод. Некоторыми ночами температура падала до -20 ° С! Нас подогревала хорошая атмосфера, царившая на съемочной площадке!

Фильм начинается с похищения Страдивари. То, что происходит, напоминает театральную постановку, до краев нашпигованную событиями…

Я хотел сразу же «приклеить» зрителя и перенести его в атмосферу элегантности. Например, как в книгах Мориса Леблана об Арсене Люпене. Для этого мне нужны были стильные и величественные декорации. Мы, в конце концов, нашли подходящий концертный зал в Сан-Себастьяне. Он оборудован очень мощной акустической системой, и визуально здание впечатляет. В ночное время он очень ярко подсвечивается, и когда мы отключили подсветку, то все окрестности погрузились в темноту. Идеальное место, где мог исчезнуть мой герой-вор!

Вы сразу решили предложить роль Жану Рено?

Да. В нем есть все: величественная осанка, возраст, сентиментальность и чувство юмора бродяги с большим сердцем. Во французском кино Жан, который уже давно строит международную карьеру, является чем-то вроде легенды. Уже давно я хотел поработать с ним. Я ждал роль для него. И тут на меня свалился Патрик!

Каким Жан был во время съемок?

Точно таким же, как в жизни: мягким, приятным, внимательным и тактичным. На площадке он много предлагает и точно знает, куда идет.

Как вы подобрали ему макияж и варианты перевоплощений?

Пробовали, рисовали! Мы сделали много эскизов, прежде чем добиться того, что вы видите в фильме. Хотелось получить типаж южноамериканского волшебника, и это заставляло нас искать варианты снова и снова. Я хотел, чтобы он выглядел как герой, о котором я мечтал, будучи малышом, - Дон Алехандро де ла Вега, отец Зорро. В итоге образ был найден. Эспаньолка, волнистые волосы, матовый цвет лица... Жан его усовершенствовал своим испанским акцентом, соответствующим его происхождению.

В фильме герой Рено, мошенник, – "плохой отец", который в итоге раскаялся. Как вы выбрали двух актрис, сыгравших его дочерей?

Я поступил, как и другие режиссеры, не имеющие твердого мнения относительно актеров – организовал кастинг. Мне нужны были актрисы, которые обладают бодростью духа и огромным чувством юмора. Среди сорока кандидаток я сразу отметил Камиль Шаму. Она смешная, яркая, с детским взглядом. Это идеально подходило для образа Кароль, технаря-интроверта, которым по сюжету фильма она остается недолго. Рем Кериси также с триумфом прошла кастинг. Я ее видел в «Париже любой ценой», и во втором туре предложил ей роль Каролин – неустрашимой карманницы. В фильме обе актрисы продемонстрировали, что обладают инстинктивным чувством ритма. С самого начала они очень хорошо поладили между собой и с Жаном. Надо сказать, что продюсеры предложили отличную идею: организовать чтение сценария в Нью-Йорке, где на тот момент находился Жан. Мы сели на самолет и оказались в студии, где обычно работает Роберт де Ниро... В общем, мы были настоящей командой!

И сейчас, когда приключение закончилось…

Я надеюсь, что люди увлекутся фильмом «Семейное ограбление», которое сочетает в себе элегантность, экзотику, юмор, нежность и приключения.

ИНТЕРВЬЮ С ЖАНОМ РЕНО (ПАТРИК)

Почему вы согласились участвовать в «Семейном ограблении»?

Меня соблазнил сценарий. Мне понравился его светлый теплый тон, смешные диалоги, лишенные пошлости, и в особенности сама история: достаточно рискованная, она унесла нас в зимние горы, это было шикарно. К тому же, вспоминая Арсена Люпена, которым я грезил, будучи мальчишкой, я не мог отказаться от предложенной мне роли мошенника. Мне было интересно воплотить этот образ на экране, потому что мой герой – личность сложная. Патрик – дружелюбный вор, который работает «по старинке», без насилия и давления, никого не подавляя. Он еще и сентиментальный парень. Вот вам доказательство. Будучи отцом, который никогда не видел детей, он придумывает отговорку, чтобы найти двух своих дочерей. При этом девушки, которые до этого момента не знали, что являются сестрами, общаются, как кошка с собакой!.. Соединив все эти обстоятельства, я обнаружил, что имеющийся материал позволит сделать семейное, дружелюбное и интересное кино.

Вы тот человек, для которого детали очень важны. Вчера море – с фильмом «Голубая бездна», сегодня снег…

Я люблю снег. Он имеет свою уютную сторону. Он защищает «время» и, как дайвинг, изолирует от шума и ярости внешнего мира. Когда теряешься среди снегов, создается ощущение, что больше ничего не существует. Тайны добавляет и легкое потрескивание, которые слышится, когда идешь по снегу. Зимой в горах невозможно возвратиться в реальный мир, пока не придешь в отель и не включишь телевизор. Добавим к этому то, что снег напоминает о сказке, о Рождестве с его гирляндами и подарками. Это те вещи, которые тут же возвращают меня в детство.

Детство… Несмотря на течение времени чувствуется, что оно всегда где-то рядом с вами. Какой бы ни была ваша роль, вы выглядите маленьким мальчиком, которому нравится «играть». Чувствуется, что это ваше ликование превращает вас в безупречного, цельного актера.

Мне нравится придумывать персонажей. Даже дома, со своими детьми, я проигрываю разные роли. Это что-то, что заложено во мне и что во мне останется до самой моей смерти. Я думаю, что интуитивно являюсь актером. Я люблю все роли: грустные, глубокие, серьезные, светлые. Когда я играю и что бы я ни играл, я всегда рад этому. В «Семейном ограблении» мне особенно понравилось, что меня гримировали, переодевали. Этот персонаж снова окунул меня в мою юность. Вы знаете, я попробовал свои силы в режиссуре. Я сделал небольшой фильм, который имел некоторый успех и был куплен несколькими странами. Но даже несмотря на то, что этот опыт был достаточно успешным, это позволило мне осознать, что управлять другими – дело не для меня.

Вы буквально тонете в проектах. А что именно вас в них может тронуть?

Режиссер и сценарий. Нужно, чтобы последний меня возбуждал, а личность первого была мне приятна. Даже если история необычная, меня невозможно заставить принять участие в таком фильме, если мои атомы не цепляются с атомами режиссера. И это независимо от его репутации или известности. У меня нет шкалы ценностей, я ничего никогда не просчитываю. И уж точно не буду начинать этого делать сейчас. Я всегда работал с эмпатией, потому что я нуждаюсь в спокойствии, нежности, дружбе, доброжелательности. Вопреки распространённому мнению я не думаю, что творчество должно происходить в атмосфере агрессии и давления. На мой взгляд, оно должно быть результатом гармоничного сотрудничества. Если говорить о Паскале Бурдьо, он приятный человек и слушает своих актеров.

Насколько вы вкладываете себя в свои роли?

По-разному. Когда у персонажа с вами много общего, он как бы входит в вас и что-то от вас берет. Именно так и случилось с Патриком из «Семейного ограбления». Он мошенник, но в то же время еще и отец двух дочерей, которые постоянно скандалят. В жизни я, как и он, отец двух дочерей, и старшая из них, которой 39 лет, по характеру напоминает одну из героинь фильма. Так что тут я могу себя в какой-то степени идентифицировать с героем. Однако, как правило я играю кого-то совсем другого и этот кто-то оставляет во мне след. Бывало что роли меня даже полностью опустошали.

Как вы находите нужные «пружины» для работы в жанре комедии?

Комедия – это как пинг-понг. Главное – приспособиться к темпу своих партнеров. В «Семейном ограблении» это Камиль Шаму и Рем Кериси. Как следует из названия фильма, (в оригинале – «Мои сокровища» - прим.) два моих сокровища – это две дочери. В жизни они смешные и изысканные, на площадке – внимательные, сконцентрированные и благородные. Работать с ними было очень интересно, потому что они молоды, они начинают свою карьеру, они хотят многое доказать, каждая по-своему. Из общего у них страсть к азартным играм и писательству. Но Рем многое делает для достижения целей. В то время как Камиль является «женщиной-шоу». Приспособиться к ним, притом, что они такие разные, было прекрасным упражнением. В этой профессии нужно много двигаться, менять работу и партнеров. В противном случае вас ждет склероз!

Вот почему вы всегда чередовали театр и кино – чтобы двигаться?

Я приехал в Париж из родной Касабланки, чтобы играть в театре, потому что в нем заключается основа нашей профессии. Но, к сожалению, в театре я сыграл не так много классики, т.к. в кино меня позвали очень молодым. Но на протяжении многих лет, когда могу, я возвращаюсь в театр. Он мне многое дает. Актера он не просто «питает» – опьяняет. Выступать перед зрителями, которые немедленно реагируют на вашу игру, это восхитительно! Вот почему я всегда рад играть на сцене в любой точке мира.

ИНТЕРВЬЮ С РЕМ КЕРИСИ (КАРОЛИН)

Как вы попали в этот проект?

Паскаль Бурдьо видел «Париж любой ценой». Ему понравилось, как я там сыграла, и он мне предложил роль Каролин, из-за чего пришлось проходить пробы дважды. Единственное, из-за чего я колебалась, так это из-за того, что не знала, кто будет играть мою сестру. Когда Паскаль сказал, что это будет Камиль Шаму, я погрузилась в работу. Я очень люблю Камиль. Я знаю ее со времен ее первого спектакля в Le Splendid (французская комедийная театральная труппа – прим.). С тех пор я поддерживаю все, что она делает. И наоборот. Мы понимаем друг друга, уважаем друг друга, и съемки нас еще больше сблизили. Кроме того, мы работяги, мы трудились над нашими сценами, помогали друг другу так, как будто мы настоящие сестры. Кроме первых сцен, когда мы ссоримся, и которые нас повеселили, никаких сложностей у нас не было.

Если говорить о сценарии, в чем для вас его прелесть?

Мне понравился его контекст, гламурный и веселый. Более холодный, более мягкий, но он мне напомнил Джеймса Бонда. Я сразу же почувствовала, что персонаж мятежной дочери мне близок. Единственное, что меня расстраивало: Каролин – роковая обольстительница, а у меня была похожая роль в «Агенте 117». Но я поразмыслила и поняла, что Каролин все-таки отличается. Сексуальная и агрессивная, в начале фильма она раскрывается как хрупкая девушка, которая была раздавлена смертью матери и тем, что родной отец ее бросил. Постараться показать, что девушка маскирует свои раны образом пин-ап обольстительницы, было интересно, потому что в действительности все это было ее защитным панцирем и орудием выживания.

Каково было сниматься зимой в горах?

Это было интересно! Сьемки были необычными. Нет ничего лучше заснеженного горного пейзажа. Мы жили в гостинице, где по сценарию и происходит ограбление. Это было шикарное место, к нам относились по-королевски. Сказка!

Вас напугало, что отца будет играть Жан Рено?

Меня это пугало, пока мы не начали играть. Когда мы увидели Жана в Нью-Йорке, на первой читке сценария, я себя почувствовала маленькой девочкой, какой была, когда десятки раз пересматривала «Леона». Я очень разволновалась, когда увидела, что Жан выходит из такси. Но как только мы перевоплотились в наших персонажей, моя застенчивость исчезла. Меня вообще сложно выбить из колеи. Да и моя героиня не робкого десятка.

Откуда взялась такая уверенность в себе?

Несомненно, надо благодарить прямые эфиры, которые мы делали в Grand Journal на Canal+ с Bande à Fifi (французкая комедийная труппа – прим.). Каждый день у нас был новый текст, персонажи были в новых обстоятельствах. И все это нужно было сделать с первого раза. Когда ты играешь на публике, нужно учиться быстро справляться со своим страхом. В кино, где у вас есть возможность нескольких дублей, можно позволить себе такую роскошь, как самоуверенность. Даже когда стоишь перед великим актером! После моих прямых эфиров в Grand Journal, я участвовала в «Агенте 117» с Жаном Дюжарденом. Это была моя первая роль в кино. Я думала, что меня парализует от волнения. Но мне удалось себя вразумить. Страх я прячу внутрь себя. Я его выпущу, если мой персонаж будет застенчив и не уверен в себе.

Чем вы руководствуетесь, когда принимаете или отклоняете предложение поучаствовать в каком-либо кинопроекте?

Тем же, чем и большинство моих коллег: мне важен сценарий, потяну ли я его и, конечно, важно, чтобы были хорошие партнеры. Фильм не будет успешным, если между партнерами не будет химии. В «Семейном ограблении» мне повезло работать с Камиль и Жаном.

Вы писатель и режиссер. Каково это выступать в фильме только в качестве актрисы?

Это зависит от фильма и от режиссера. Хорошо, когда как в случае с Паскалем Бурдьо, режиссер разрешает что-то предлагать. Особенно это важно в комедии! Признаться, мне нравится переписывать куски диалогов. Затем режиссер это принимает или нет. Это в качестве бонуса, ничего более. В этом фильме я немного переписала диалоги, Камиль тоже.

Для вашей карьеры «Семейное ограбление» многое значит?

Без колебания отвечу, что да. И сами съемки, которые были во всех отношениях восхитительны (партнеры, условия, декорации). И моя роль, которую я сыграла с большим удовольствием. Если бы я могла вернуть время вспять, то, не сомневаясь, все это проделала бы вновь. К тому же я рада, что «Семейное ограбление» - фильм для всей семьи.

ИНТЕРВЬЮ С КАМИЛЬ ШАМУ (КАРОЛЬ)

Как вы оказались втянуты в это приключение под названием «Семейное ограбление»?

Старый добрый кастинг! Сначала было, мне кажется, порядка сорока актрис. Причем на момент первых проб я была на восьмом месяце беременности. Но я попросила директора по кастингу снимать меня так, чтобы живот не был виден в кадре. Это было очень забавно. Через три недели мой телефон зазвонил. В это время я рожала в клинике. Я находилась под эпидуральной анестезией и была в состоянии легкой эйфории, а на другом конце провода меня пригласили на второй этап проб. Я попросилась прийти через неделю, сказала, что мне надо «закончить одно маленькое дельце» (Смеется). Через восемь дней я оставила ребенка своей маме и пошла на второй этап кастинга. Этот немного рискованный шаг принес мне удачу!

Почему вам было так важно получить эту роль?

Во-первых, для меня это было настоящим испытанием, потому что я никогда не играла героинь такого масштаба. Мой персонаж очень многогранен. Вначале это скромная нелюдимая программистка, которая живет со своей матерью. К концу фильма она превращается в бесстрашную опытную девушку, которая открыто заявляет свою женственность. К тому же, я играла с Рем Кериси – комедийной актрисой, которую я обожаю за ее талант (я в восторге от ее фильма «Паpиж любой ценой»), она обладает сумасшедшим драйвом, это супер партнер! Наконец, в этом фильме я столкнулась с легендарным актером. Я буквально с молоком матери впитала любовь к Жану Рено.

Какие впечатления от работы с легендарным актером?

Рост, телосложение, фигура… Жан априори не может не впечатлять. На самом деле это простой, тихий и очень приятный человек. На съемочной площадке он дает небольшие советы и видно, что ему нравится с тобой работать.

Как проходили съемки?

Очень хорошо! Никаких конфликтов, даже, я бы сказала, временами очень весело. Надо сказать, что Паскаль Бурдьо очень приятный режиссер, он слушает своих актеров и дает им свободу. Мы провели много времени в Куршевеле, где лично я до этого никогда не была. Мы жили в безумном (согласно сценарию фильма) отеле. Снимали зимой. Это было великолепно. Единственный подвох - временами было очень холодно. В тот момент, когда я по сценарию должна раздеться и лечь в джакузи к Паскалю Демолону (в скобках хочу сказать, что Бруно Санчес – замечательный актер), было минус -13С! Все дрожали! Помимо таких вот температурных проблем съемки были бесценным и радостным опытом. Жан Рено, Рем и другие партнеры, снег, сказочная гостиница-дворец, перемещения туда-сюда на вертолете… Незабываемо!

Вы бы к какому жанру причислили «Семейное ограбление»?

В фильме рассказываются две параллельные истории – отца и его дочерей и двух сестер, и все это на фоне приключений. Я бы назвала наше кино «активной семейной историей». Это фильм на стыке жанров и на стыке поколений (Смеется).

Ваша популярность как киноактрисы растет от фильма к фильму…

Я счастлива, что это позволяет мне браться за более «существенные» роли. Для киноактрисы очень здорово иметь роль вроде той, что у меня была в «Семейном ограблении». К тому же, каждая роль многому учит…

Вы универсальная артистка. Снимаетесь, пишете сценарии, играете в кино. Что приносит вам работа актрисы?

Свободу самовыражения! Это невероятно. Но в более широком смысле, думаю, что театр – это отличная школа. Именно там учишься лучше запоминать тексты, осознаешь важность ритма и точности, там приобретается чувство комедии. Если бы у меня не было сценического опыта, я бы не отважилась участвовать в пробах на восьмом месяце беременности. И не была бы частью этого большого приключения!

 

Пресс-релиз компании
«Централ Партнершип»

27.12.2016