Кино-панк

Все деньги мира: о фильме

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Сюжет фильма ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА рассказывает о похищении 16-летнего Пола Гетти III (Чарли Пламмер) и отчаянных попытках его матери Гейл (Мишель Уильямс) убедить баснословно богатого бывшего свекра (Кристофер Пламмер) заплатить выкуп за внука. Но Гетти-старший отказывается принять условия преступников. Пока её сын балансирует между жизнью и смертью, Гейл получает неожиданного союзника – советника Гетти-старшего (Марк Уолберг). Вместе им предстоит совершить невозможное в самые кратчайшие сроки и доказать, что любовь сильнее денег.

Ридли Скотт снял фильм по сценарию Дэвида Скарпы (ПОСЛЕДНИЙ ЗАМОК), который, в свою очередь, адаптировал книгу Джона Пирсона. Картину спродюсировали Дэн Фридкин, Брэдли Томас, Квентин Кёртис, Крис Кларк, Ридли Скотт, Марк Хаффам и Кевин Дж. Уолш. В закадровую команду вошли художник-постановщик Артур Макс (МАРСИАНИН), дизайнер костюмов Джэнти Йэтс (ГЛАДИАТОР), монтажёр Клер Симпсон (ВЗВОД) и композитор Дэниэл Пембертон (МЕЧ КОРОЛЯ АРТУРА).

Главные роли в фильме ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА сыграли Мишель Уильямс (Манчестер у моря), Кристофер Пламмер (Звуки музыки; Ватерлоо) и Марк Уолберг (Ночи в стиле бугги). В картине также снялись Ромен Дюрис (Сердцеед), Чарли Пламмер (Ужин) и Тимоти Хаттон (Тайное окно).

БОГАТОЕ НАЧАЛО

Работа над фильмом ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА началась в тот момент, когда продюсер Квентин Кёртис получил права на экранизацию книги Джона Пирсона «Пол Гетти. Мучительные миллионы» [Painfully Rich: The Outrageous Fortune and Misfortunes of the Heirs of J.Paul Getty]. Он привлёк к работе сценариста Дэвида Скарпу.

«Разумеется, я знал о похищении, но кроме того, мне всегда хотелось поработать над материалом, посвящённом деньгам, о том, как они контролируют людей и влияют на их жизни, – рассказывает Скарпа. – Вы только подумайте, ведь многие судьбоносные решения в нашей жизни определяются деньгами, будь то выбор работы, образ жизни и т.д. Очевидно, не обременённые богатством люди нередко вынуждены отказаться от своих желаний, их право выбора довольно ограничено. Деньги влияют и на эмоциональную составляющую человеческой жизни – они дают не только свободу и власть, но и право распоряжаться ею по своему разумению. Когда Квентин рассказал мне об этом проекте, я спросил: «Это тот парень без уха?» На что он ответил: «Знаешь ещё один занятный факт? К тому времени Гетти был самым богатым человеком на планете, и выкуп был ему вполне по силам. Он владел миллиардами, похитители же требовали $17 млн. Для него это было все равно, что за парковку заплатить, и все же он отказался». Не скрою, это вызвало мой интерес, и я сказал: «Возьмусь».

Скарпу заинтриговал Гетти и его эмоциональные переживания. «Гетти не составляло труда заплатить выкуп, – объясняет сценарист. – Поэтому фильм из рядового триллера превращался в психологическую драму, изучающую влияние денег на главного героя, его семью и даже на преступников. Нет ничего ценнее жизни ребёнка, но Гетти отказывается заплатить выкуп по множеству причин. Он самый состоятельный человек в мире, но вместе с тем он – заложник собственного богатства».

Работая над сценарием, Скарпа стремился обыгрывать тему похищения в двух независимых жанрах. «Похищение стало своеобразным костяком сюжета, хотя мы возвращаемся в прошлое и видим, какими были детские годы самого Гетти и его внука, – рассказывает сценарист. – Труднее всего было найти и соблюсти баланс между драмой о похищении и классическим байопиком, нам пришлось как-то комбинировать эти два жанра. Идея состояла в том, чтобы постоянно переключаться между триллером к шекспировской семейной драме и обратно».

Сценарий Скарпы попал в так называемый Чёрный Список 2015 года. Продюсеры Дэн Фридкин и Брэдли Томас из компании Imperative Entertainment прочли его и сочли историю поистине захватывающей. «Масштаб был потрясающим, – вспоминают партнёры из Imperative. – Действие истории разворачивалось на трёх континентах, разыгрывалась невероятная трагедия в самой богатой и могущественной семье на планете. Мы сразу поняли, что если всё сделать по уму, то может получиться очень красивый и захватывающий фильм. Мы решили во что бы то ни стало довести эту историю до больших экранов и знали единственного режиссёра, который смог бы это сделать».

Ридли Скотт признаётся, что не особо интересовался экранизацией истории семейства Гетти…, пока не прочёл сценарий. «Не могу сказать, что имя Гетти связано лично у меня с какими бы то ни было воспоминаниями, – признается режиссёр. – Разумеется, я имел какое-то представление о том, кем он был, и с каким несчастьем столкнулась его семья, но не более того. После встречи с Дэном и Брэдли я прочёл несколько абзацев и понял, что у них действительно хороший вкус. Такие самородки, как этот сценарий, встречаются крайне редко. Прочтя рукопись до конца, я подумал: «Ух ты…» И материал, и стиль были великолепны, я не мог отказаться от искушения снять этот фильм».

Скотт отмечает удивительную двойственность характера Жана Пола Гетти – в нём сочетались деловая хватка и филантропия. «У него были стальная воля и проницательный ум, – отмечает Ридли Скотт. – Невозможно оказаться на Среднем Западе в 1948 году, купить землю и права на разработку нефтяных месторождений, не имея при этом достаточно мужества и рассудительности. Но когда его спросили, сколько он готов заплатить за жизнь внука, Гетти ответил: «Ничего». Все были поражены такой реакцией, однако тем самым миллиардер отправил преступникам послание. Похитители людей, вне всяких сомнений, являются террористами, и в наше время правительство не ведёт с ними переговоры. В этом вопросе Гетти существенно опережал своё время. Был ли он бессердечным? Не думаю – тем самым он выражал протест против похищения людей. Однако окружающие сразу же забыли о том, что Гетти был разносторонним филантропом. К тому времени, как он начал задумываться о своём наследии, уже началось строительство музея Гетти в Санта-Монике, который всегда был бесплатным для посещений».

Изначально роль легендарного миллиардера отдали Кевину Спейси, внешность которого изменили до неузнаваемости при помощи сложнейшего грима. Неожиданно вскрылись нелицеприятные обстоятельства. К тому моменту, когда появились жалобы на сексуальные домогательства со стороны актера Спейси, Скотт не мог не отреагировать на многочисленные сигналы и, посовещавшись с партнёрами из Imperative Entertainment, которые полностью финансировали производственный процесс, решил изъять из фильма все сцены с Кевином Спейси и переснять их с обладателем премии «Оскар»® Кристофером Пламмером.

«К тому времени, как до нас дошли эти факты, до релиза фильма оставалось всего шесть недель, – рассказывает Дэн Фридкин. – Продолжать съёмки не представлялось возможным, не разобравшись с уже отснятым материалом. Но и игнорировать эти обстоятельства мы тоже не могли. Тогда мы с Ридли решили пригласить на роль Кристофера Пламмера и переснять все сцены с участием персонажа. Все актёры и съёмочная группа поддержали нас в этом начинании, и мы бесконечно признательны им за понимание и терпение на всем протяжении съёмок».

Проект решили не замораживать, отдавая дань уважения трудолюбию и таланту съёмочной группы и других актёров. Представитель Sony Pictures прокомментировал: «Съёмки фильма зависят отнюдь не от одного человека. Это совокупные, кропотливые усилия огромного коллектива – более 800 актёров, сценаристов, художников, декораторов, строителей и других специалистов, не говоря уже об именитом режиссёре».

Жан Пол Гетти прожил удивительную, достойную кинематографа жизнь. Миллионером он стал в 24 года, его юность прошла в крутых тусовках. Он познал власть богатства и славы, не раз дёргал судьбу за усы, однако в конечном итоге вернулся к «семейному бизнесу». Он превратился в дисциплинированного, безжалостного капиталиста, который, впрочем, помогал художникам и архитекторам. Помимо многих остальных свершений, магнат выступил инициатором строительства дома-музея, который сегодня известен, как Вилла Гетти в Малибу (Калифорния). Он был весьма двойственной личностью – баснословно богатым и до смешного скупым, очаровательным и жестоким.

Именно двойственная натура Жана Пола Гетти, его неоднозначные решения и очень запутанные семейные отношения вызвали неподдельный интерес у Кристофера Пламмера. «Меня очень обрадовал звонок Ридли – я всегда хотел поработать с ним, а тут ещё и такой интересный материал, – говорит актёр. – Я очень люблю играть роли реальных людей, меня занимает процесс исследования человеческой личности, ведь все люди по-своему уникальны. Сценарий был написан отменно, так что я согласился, практически не раздумывая».

Скотт и Фридкин хотели предложить роль Гетти Пламмеру с самого начала и были вне себя от счастья, когда он согласился. «Кристофер – фантастичный актёр и вложил в роль намного больше, чем я мог мечтать», – заявляет Скотт.

Учитывая беспрецедентный кастинг Пламмера и кратчайшие сроки, в которые требовались переснять сцены, чтобы закончить фильм в срок, ставки были непомерно высоки. Скотт чувствовал, что в лице Пламмера нашёл не только профессионального актёра, но и надёжного партнёра. «Мы до конца не были уверены в том, что наши планы можно реализовать логистически, – признается Скотт. – Требовалось вернуться на многие локации и вызвать всех актёров на пересъёмки. Ни у кого из нас не было и тени сомнений в том, что Крис справится со сложной задачей. Если бы он был занят на тот период времени, мы, наверное, не справились бы».

Пламмер, разумеется, знал о легендарном похищении и необычной реакции Гетти на требования преступников, но о нём самом не знал почти ничего. «Похищение внука стало важным событием в биографии Гетти, однако далеко не единственным, – говорит Пламмер. – Он был интровертом, который не любил выставлять свою жизнь на показ. Очевидно, он поклонялся деньгам, любил красивые и дорогие вещи, потому что они не менялись с течением времени и никогда не предавали. Он находил в предметах удивительную чистоту, которую не мог найти в людях. Свой хладнокровный ответ на требование о выкупе он объяснял тем, что у него было много внуков – стоит выкупить одного, и похитят всех остальных. В его позиции чувствуется жестокая, но трезвая логика. Фильм предлагает зрителям определиться самим, как относится к реакции Гетти и как факт похищения сказался на и без того сложных отношениях в семье миллиардера».

Мишель Уильямс сыграла роль Гейл, матери Жана Пола Гетти III, которая стремится обхитрить своего свёкра и похитителей, отчаянно пытаясь освободить украденного сына. «Мне было бы достаточно услышать имя Ридли Скотта, остальное не имело значения, – признаётся актриса. – Но затем я прочитала замечательный сценарий и сразу же согласилась».

Уильямс отмечает, что работать со Скоттом было очень интересно: «Он настоящий мастер своего дела. Он чётко понимает, чего хочет, и умеет донести это до актёров. Это очень помогает экономить силы и время. Дни пролетают незаметно, работать очень весело и легко. Это похоже на какой-то творческий баскетбол – актер должен быть всегда готов поймать мяч. Ридли давал нам пространство для творческого поиска, для исследования своих персонажей и их взаимоотношений. При этом если мы нуждались в его помощи, он всегда был открыт для диалога. Каждый день я с удовольствием шла на работу. У Ридли была масса необычных идей и сюрпризов. Если нам предстояло работать над какой-то сложной или скучной сценой, он предлагал нам новую идею или пантомиму, которая моментально делала работу интересной и простой».

Уильямс старалась изучить личность Гейл, используя все доступные источники, включая видео на YouTube, заметки в прессе и книги, в которых содержались мнения третьих лиц и отдельные факты из жизни женщины. Войти в роль Гейл Уильямс помогли костюмеры и гримёры, работавшие над внешностью её героини. «Образ Гейл сложился благодаря работе невероятно талантливых дизайнера костюмов Джэнти Йэтс и фантастическим мастерам по гриму — Фердинандо Меролла и Тина Эрншоу. Это уже не первая их совместная работа с Ридли. Он очарователен, умён и работает с настоящими мастерами своего дела. Находиться в обществе таких профессионалов очень приятно и даже немножко неловко. Надевая костюм персонажа, начинаешь вести себя по-другому. А то, что я узнала о своей героине, помогло мне лучше понять её».

Скотт отмечает, что о Гейл было известно очень немногое. Уильямс собирала информацию по крупицам, по большей части в Интернете. После развода Гейл целенаправленно дистанцировалась от богатства и славы семейства Гетти и обрела независимость. И лишь злосчастное похищение вернуло её в общество, с которым, как ей казалось, она распрощалась навсегда. «Мишель принадлежит той малочисленной когорте разноплановых актрис, которые очень серьёзно относятся к своей работе, – утверждает Скотт. – Информация о Гейл, которую мы сумели найти, была крайне скупа. Журналисты преследовали её машину, штурмовали двери дома, фотографы обступили её, когда она решалась обратиться к прессе. В Гейл чувствовалась сила, и Мишель удалось уловить и передать это качество. Гейл неплохо играла в поло; она была не только спортсменкой, но и обладала завидным интеллектом. Она была настоящей матерью, очень целеустремлённой и дисциплинированной».

Несмотря на то, что по сюжету фильма их персонажи были врагами, Кристофер Пламмер и Мишель Уильямс работали друг с другом с удовольствием. «Я большой поклонник её творчества, – улыбается Пламмер. – Эта замечательная юная актриса обладает практически безграничным потенциалом. Работать с ней было очень приятно, даже столь непродолжительное время».

Марк Уолберг сыграл роль Флетчера Чейза – прагматичного, таинственного и терзаемого внутренними конфликтами помощника и консультанта Гетти. Актёр признаётся, что предложенный материал не оставил его равнодушным. «Меня всегда привлекала эта история, но безусловным доводом стало то, что режиссером фильма был Ридли Скотт, – говорит Уолберг. – Мне всегда хотелось поработать с ним, ведь мы дружим уже более двадцати лет; я большой фанат его творчества. Когда меня пригласили на роль, я снимался в другом фильме и смог выкроить всего пять дней между окончанием одних съёмок и началом других. Я позвонил жене, чтобы сообщить, что мне появилась уникальная возможность поработать с человеком, которым восхищаюсь уже много лет. Когда я прочитал сценарий, желание сыграть в этом фильме только усилилось, поскольку мне не часто предлагают такие роли. Ридли в самом первом разговоре уточнил – никаких стволов, никаких плюшевых медведей, и мне ни с кем не нужно будет драться. Было очень непривычно, но интересно сыграть роль образованного парня, который выполнял множество необычных поручений мистера Гетти».

По словам Скотта, Уолберг снялся во многих его любимых фильмах, включая ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ. Режиссёр отметил, что особенно ценит естественную актёрскую игру Уолберга. «Признаюсь, фильм ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ – один из моих самых любимых, – говорит режиссёр. – И НОЧИ В СТИЛЕ БУГИ. Он очень эмоционален и обладает завидным чувством юмора. Больше всего мне в Марке нравится то, что он не переигрывает. На него всегда можно положиться, даже в критических ситуациях. Жизнь Флетчера Чейза делает очень крутой поворот – службу в ЦРУ он меняет на работу у Гетти. Это очень интересный персонаж. Флетчер – умный и сильный мужчина, который, впрочем, использует свою силу лишь когда это совершенно необходимо».

О своём персонаже Уолберг смог узнать немногое, довольствуясь тем, ведь у Флетчера была довольно секретная работа. Актёр рассказывает: «Мой герой работал в гражданской авиации в Гарварде, был великолепным ныряльщиком, служил во флоте, был агентом ЦРУ, владел нефтяным бизнесом и иногда консультировал некоторые нефтяные компании Гетти. Миллиардер понял, что такой специалист может быть полезен, и нанял Чейза на работу в Getty Oil. Достаточно было натянуть подтяжки, накинуть плащ, и образ моего персонажа был готов. Кроме того, в сценарии были прописаны прекрасные диалоги, которые помогли мне лучше понять натуру Флетчера».

Во время подготовительного периода Уолберг с головой погрузился в штудирование сценария, что помогло ему понять чувства героя и смену его взглядов после злополучного похищения. «Я читал сценарий вслух по четыре раза за день, – вспоминает актёр. – Я знал его наизусть от начала и до конца, поэтому на съёмочной площадке мне даже не приходилось напрягать память, чтобы воспроизвести ту или иную реплику. Меня больше занимали нюансы сцен, в которых Флетчер Чейз начинает меняться. Мне нужно было всегда быть готовым к перевоплощению, особенно когда график съёмок был кардинально переработан».

Кристофер Пламмер называет Уолберга «удивительным актёром»: «Я был очень рад, что в большинстве сцен я появлялся в его компании. С этим актёром работать очень приятно и легко».

Чарли Пламмер, не состоящий ни в каком родстве с Кристофером Пламмером, сыграл роль Жана Пола Гетти III, внука магната, которого похитили ради выкупа. Чарли называет фильм ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА «поучительной историей» с чёткими аналогиями с современностью, несмотря на невероятное стечение обстоятельств во время похищения и освобождения его героя. «Ещё до начала съёмок мы с Ридли много говорили о том, что делать, если кажется, что у тебя всё есть, – рассказывает Чарли Пламмер. – Мой персонаж получил хорошее образование и попал в мир сильных мира сего, откуда его выдернули в совсем другой мир – мир бесконечной отречённости и жестокости. В конечном итоге ему удаётся вырваться на свободу. Когда у вас нет ничего, вам есть к чему стремиться. Но когда кажется, что у вас есть всё и нет никакого морально-нравственного тормоза, к чему это может привести? В итоге у моего героя очень трагичная судьба. Я считаю, что многие поднимаемые в фильме вопросы актуальны именно для моего поколения. Мы живём в обществе, главная цель которого – накопить как можно больше материальных благ. И один из лейтмотивов фильма в том, что человек чувствует себя несчастным вне зависимости от благосостояния. Счастье не купишь за деньги – оно живёт внутри вас».

Скотта в первую очередь заинтересовала «противоречивое обаяние» актёра, его способность играть инфантильного мужчину или слишком рано повзрослевшего юнца, чья излишняя подростковая самоуверенность может в мгновение ока смениться ощущение страха и беспомощности. «Он выглядит взрослым, повидавшим мир и накопившим некоторый опыт, но при этом он сохранил мальчишескую харизму, – говорит Скотт. – Поэтому я хотел начать фильм со сцены в Виа Венето, как в одном из моих любимых фильмов СЛАДКАЯ ЖИЗНЬ. Я хотел увидеть в кадре грязь, мусор, проституток и золотых мальчиков, которые в другое время могли бы оказаться в компании звёзд кинематографа и папарацци. 17-летний мальчишка бродил там сам по себе, разглядывая женщин, встречался с красивыми итальянскими проститутками, хотя девушки были немногим старше него самого. Он держался очень уверенно, казалось, что ему ничего не угрожает. Это неплохое начало – сразу можно понять, что персонаж собой представляет. Похитители бросают юношу в совсем иной мир, разительно отличающийся от привычного. И в конечном итоге он ухитряется вырваться из лап преступников и вернуться к цивилизации. Чарли на удивление точно передал все нюансы роли».

Гейл – единственная, кому удалось уберечь себя от пагубного влияния богатства Гетти. Её единственная забота – возвращение сына. Деньги были лишь средством достижения этой цели. Ею движет материнская забота о своём ребёнке. Её отчаянное упорство могло бы стать примером для многих. Уильямс отмечает, что её героине приходилось проявлять стойкость характера снова и снова. «Разумеется, это остросюжетная драма, – считает актриса. – В фильме наглядно показывается, что значит быть женщиной в мире мужчин. Она поняла, что её воспримут серьёзно, только если она соберёт в кулак всё своё мужество и силу. Ей пришлось с боем отстаивать право голоса. Во многих сценах её игнорируют лишь потому, что она – женщина. Мне всегда нравились такие героини – сильные, решительные, со своими достоинствами и недостатками. Гейл не сдаётся, потому что чётко видит цель, однако пути достижения этой цели меняются изо дня в день. Ей приходится адаптироваться к обстоятельствам и менять планы в зависимости от происходящих событий и решений людей, которыми она не в силах управлять».

ВСЕ СТИЛИ

Действие фильма ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА происходит в начале 1970-х годов, но затрагивает несколько поколений и социальных слоёв, включая миллионеров, террористов-радикалов и представителей среднего класса. Во многом именно благодаря работе дизайнера костюмов Джэнти Йэтс удалось передать колорит этих непохожих друг на друга миров. Скотт работал с Йэтс над фильмом ГЛАДИАТОР, за который она получила премию «Оскар»®. «Каждый раз, когда Ридли приглашает меня поработать, это настоящее счастье, – признается Йэтс. – Обычно всё начинается с того, что я читаю сценарий, а Ридли даёт мне карандашные наброски с изображениями персонажей, какими он их видит, после чего я начинаю изучать интересующую эпоху. На второй встрече мы определяемся с основной концепцией внешности большинства персонажей. На этом исследования, составляющие мою самую любимую часть работы, не заканчиваются. Мы начинаем выбирать атмосферу и/или соответствующие общему настроению изображения для каждой сцены. Только после этого я начинаю встречаться с актёрами».

По словам Йэтс, она стремилась одеть актёров фильма ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА в костюмы, максимально приближенные к оригиналам: «Работать над фильмом было очень интересно, нам удалось раздобыть несколько качественных винтажных гардеробов, поэтому практически все костюмы отвечали моде того времени».

Йэтс отмечает, что за исключением костюмов Гейл и Жана Пола Гетти, вся одежда была выдержана практически в монохромной палитре – преобладали оттенки серого и синего. Эту гамму предложил сам Скотт. «У Ридли очень хорошо развито воображение, он все представляет в красках, – рассказывает дизайнер. – Он обожает костюмы и всецело участвовал в творческом процессе, что было очень ценно. Будь то наручники, кастет или миниатюрная булавка для галстука – у него было своё видение любого элемента одежды или аксессуара. Он вдохновлял нас всех, работать с ним очень приятно».

Учитывая модные веяния конца 1970-х, Йэтс подобрала для каждого из персонажей свой уникальный стиль. «В образе Флетчера Чейза, роль которого сыграл Марк Уолберг, чувствуется какая-то изюминка, присущая бывшим агентам ЦРУ, – объясняет дизайнер. – Мы хотели, чтобы в нём было что-то от Стива МакКуина и ничего показушного и чудаковатого. Ридли сделал особенный акцент на том, что не хочет видеть в кадре расклешённые брюки и широкие лацканы. Чейз должен был скользить по жизни практически незаметно. Его одежда должна была быть достаточно элегантной. Специально для него мы сшили несколько костюмов».

Для гардероба Уильямс дизайнер черпала вдохновение в иконах стиля 1960-1970 годов. Йэтс продолжает: «При создании образа Мишель нас вдохновлял повседневный стиль Жаклин Кеннеди или Грейс Келли – не слишком формальный, очень привлекательный. Всё, вплоть до приталенных брюк, выглядело классикой, но без перебора».

Особенно интересным для Йэтс стал гардероб Чарли Пламмера, который сыграл роль Жана Пола Гетти III – богемного юноши, для которого бесконечный праздник жизни заканчивается похищением. «Изучая этого персонажа, мы пришли к выводу, что он одевался в достаточно свободной, экстремальной манере, – говорит дизайнер. – На всех фотографиях, которые мы смогли разыскать, юноша был одет в шикарные костюмы из таких магазинов на лондонской Кингс Роуд1, как Granny Takes a Trip».

Ну и, наконец, был сам Жан Пол Гетти – баснословно богатый, но до неприличия скупой. Характер персонажа нашёл своё отражение в его костюме. «Мы одели Кристофера в костюмы Saville Row, – вспоминает Йэтс. – В сочетании со своей внешностью он превратился в настоящего Гетти. Будучи самым богатым человеком на планете, он был невероятно бережлив. Костюмы от Saville Row служили ему по 20-25 лет. Во время наших исследований мы отметили, что на фотографиях с разницей в десяток лет Гетти мог появиться в тех же туфлях и том же галстуке».

ВСЕ МЕСТА

Сцены похищения и невероятного спасения Жана Пола Гетти III снимались на различных натурных локациях в Лондоне и Риме. Художник-постановщик Артур Макс решил, что в кадре должны появиться некоторые достопримечательности этих городов, включая Национальный музей Рима. Палаццио Фонтана превратился в фильме в нефтяные месторождения Гетти в Сан-Франциско; виллу Волконски, официальную резиденцию британского посла в Риме, превратили в дом Гетти, выстроенный в римском стиле. Съёмки велись на вилле Адриана, являющейся частью сложного архитектурного ансамбля II века нашей эры, который выстроили по приказу римского императора Адриана. Усадьба Хэтфилд-хаус в Лондоне на время превратилась во дворец Саттона, ещё одну резиденцию Гетти в Великобритании.

Макс ни секунды не сомневался в том, что снимать нужно именно в Лондоне и Риме. «Как и съёмки любого другого, особенно исторического, фильма, съёмки картины ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА предварял исследовательский период, – говорит художник. – Мы собирали материал буквально по крупицам. В нашем случае это были буклеты о Риме и о том времени в принципе, биографические справки о Жане Поле Гетти и его семье. Мы пытались вычленить качества характера персонажа, которые хотелось бы подчеркнуть в киногерое».

Некоторые найденные локации помогли Максу вернуться в своё детство. «Мы начали подыскивать натурные локации, похожие на улицы Рима и Лондона 1970-х, – вспоминает он. – Я сам был на Виа Венето2 в 1972-м. С этого места я начал знакомство с Римом после путешествия по всей Европе. Я ехал всю ночь, невероятно хотелось спать. Я увидел большую арку, старую стену и подумал, что это должен быть Рим. Я заехал в ворота, припарковал машину, а наутро выяснилось, что я остановился в Виа Венето. Было пять часов утра, однако на моей машине уже сидели какие-то девчонки и приветственно махали мне руками. Я проникся духом времени. Кроме того, в 1970-х я некоторое время жил в Лондоне, так что и этот мир был мне знаком. Вообще, события фильма произошли не так давно, так что все локации сохранились. И у нас была замечательная команда в Лондоне и Риме».

Вместе с тем Макс признает, что Лондон и Рим 1970-х во многом отличались от современных мегаполисов: «Города не были настолько чистыми, как сейчас, особенно Рим. На улицах было много мусора, стены украшали многочисленные граффити, политические постеры и плакаты. Все это мы стремились передать в фильме. Большую роль в истории играют автомобили – нетрудно определить, где вы находитесь, какова демографическая ситуация. Неизменной осталась архитектура, особенно в Риме, за исключением современных зданий. Лондонский Хэтфилд ничем не изменился с тех пор, как я работал младшим помощником художника на съёмках фильма ГРЕЙСТОУК: ЛЕГЕНДА О ТАРЗАНЕ, ПОВЕЛИТЕЛЕ ОБЕЗЬЯН!»

«Вечный город» предоставил кинематографистам шикарную возможность продемонстрировать богатство и статус Гетти при минимальных дополнительных финансовых вложениях. «Перед нами была поставлена непростая задача – уложить роскошь в бюджет, – рассказывает Макс, – поэтому нам пришлось тщательно подбирать локации и планировать свою работу на каждой из них. В Риме мы нашли очень элегантные интерьеры для разных сцен фильма. Хорошим примером может послужить палаццо Барберини. Это удивительной красоты музей, который мы превратили в место проведения аукциона. Резиденция британского посла в Риме на время стала отелем Жана Пола Гетти. Одна из комнат отлично подошла для интерьера роскошного гостиничного номера с террасой и пышным садом. С другой стороны, Италия показала нам грязную и жестокую Калабрию. Для съёмок некоторых сцен мы покинули Рим и поднялись к озеру Браччано, где работали в высокогорных деревеньках. Заброшенные здания стали отличным убежищем для похитителей. Словом, в фильме самые разные локации – от бедных лачуг до роскошных дворцов».

Цветовая палитра, которую кинематографисты выбрали для фильма ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА, отражала и веяния времени, и особенности разных прослоек общества. В Сан-Франциско Макс отдавал предпочтение нейтральным, «почти весенним» тонам, которые отражали счастливый период жизни Гейл. «После этого мы перемещаемся в Рим, где в гамме преобладают черные и золотые цвета, – рассказывает художник.– Нам нужно было создать более драматичную, гнетущую атмосферу, чему способствовали элементы интерьеров из тёмных пород дерева, такие как, скажем, массивные ореховые лакированные двери, казавшиеся совершенно чёрными. Для сцены похищения хорошо подошли грязные, блеклые оттенки, которые выгодно контрастировали с шикарным миром Гетти в Риме, например в сцене, когда Гетти встречается с внуками. Впечатляющие локации утопали в оранжевом, золотом, розовом и светло-коричневом оттенках — каждой части сюжета соответствовала своя уникальная цветовая гамма».

Кинематографисты уделяли большое внимание мелочам во всех аспектах производственного процесса – будь то выбор локаций, создание декораций или пошив костюмов. Необходимо было сделать акцент на большом давлении, с которым столкнулась Гейл во время поисков и попыток освободить сына. Кроме того, нужно было по-разному показать Гетти старшего, который может быть как злодеем, так и жертвой. Съёмки фильма ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА были сопряжены с дополнительными трудностями. Даже во время спешных и беспрецедентных пересъёмок Ридли Скотт никогда не упускал из вида общую картину. «Он настоящий профессионал, – говорит Кристофер Пламмер. – Он чётко представляет, что хочет увидеть в кадре. Ему не нужны тысячи лишних дублей, в своём воображении он давно уже смонтировал весь фильм. Это настоящий режиссёр старой школы, на уровне Альфреда Хичкока. Его фильмы уникальны, не говоря уже о том, что выбираемые им темы не похожи друг на друга. Я восхищаюсь его творчеством, его страстью к экспериментам и новаторству. Вкупе с целеустремлённостью и отличным воображением эти качества делают его исключительным режиссёром».

Ридли Скотт был захвачен сюжетом фильма ВСЕ ДЕНЬГИ МИРА и вопросами, поднимаемыми в картине. Реакция Жана Пола Гетти на требования похитителей повергла общество того времени в шок. При этом Скотт отмечает, что решения магната сквозь призму времени можно воспринимать по-разному.

«Я думаю, дело не в том, что магнат был бессердечным, всё намного глубже, – объясняет Скотт. – В большинстве случаев он был чертовски прав. Во многом он обогнал своё время и отчасти благодаря этому разбогател. В своё время он начал скупать обширные нефтяные месторождения на Среднем Западе, которые принесли ему баснословную прибыль. Похитители его внука задали ему старый, как мир, вопрос, на который получили очень современный ответ. Сегодня подобный ответ можно услышать от правительств многих стран, отказывающихся идти на переговоры с террористами. Я, конечно, не могу восхищаться таким проявлением мужества и выдержки, но вместе с тем я бы не назвал Гетти эгоистом. Он хорошо понимал, каким омутом является мир денег, и к каким последствиям нужно себя готовить, особенно если в этот мир попадают дети, становясь его невольными жертвами. Мне было интересно наблюдать за тем, как точка зрения Гетти сталкивалась с позицией Гейл, которая была движима лишь материнской любовью».

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Реклама на «Кино-Панк»

© 2014-2018 Кино-Панк

КОНТАКТЫ