Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Действия фильма основаны на реальных событиях, произошедших в 1985 году.

Идея картины принадлежит известному тележурналисту Алексею САМОЛЕТОВУ, специализирующемуся на космической тематике. Сценарий написали Наталья МЕРКУЛОВА и Алексей ЧУПОВ.

«САЛЮТ-7» — по словам продюсера Сергея Сельянова, — кино про исключительно напряженную и яркую историю спасения станции «Салют-7», когда наши космонавты Владимир Джанибеков и Виктор Савиных в 1985 году полетели к мертвой станции, смогли пристыковаться и оживить ее. Считается, что это самая героическая и напряженная страница в истории освоения космоса, которая, к тому же, увенчалась успехом».

«Это кино о последних романтиках XX века, — говорит продюсер Бакур Бакурадзе, и наш сценарий имеет и вымышленные элементы, он лишь основан на реальных событиях. Поэтому изменены и имена героев. Имена реальных космонавтов мы оставили без изменений, а вот фамилии в сценарии прописали другие. Так, Вдовиченков играет Владимира Федорова, а Деревянко – Виктора Алехина… У Виктора Савиных есть отличные дневники, где подробно рассказывается об экспедиции, но людям, не знающих тонкости космической тематики, а таких среди нас большинство, сложно разобраться во всех деталях, и поэтому какие-то вещи мы упростили, а какие-то, наоборот, усилили для нашего понимания».

«В центре истории – подвиг двух выдающихся космонавтов, — говорит режиссер Клим Шипенко, — Хочется сделать фильм, соответствующий их достижению и при этом говорящий с современным зрителем на его языке».

Съемки фильма шли в Санкт-Петербурге и ленинградской области, где в специальном павильоне выстроили точную копию ЦУПа (Центра управления полетами) и Центра подготовки космонавтов, макеты «Салюта-7» и «Союза Т-13» в натуральную величину, а также квартиры космонавтов – главных героев фильма.

Подготовительный период занял у группы восемь месяцев. Пять месяцев шли съемки картины.

Перед началом съемок исполнители главных ролей Владимир ВДОВИЧЕНКОВ и Павел ДЕРЕВЯНКО прошли специальный курс тренировок и подготовки к продолжительной работе в условиях экстремальной физической нагрузки и на себе испытали ощущение невесомости. Все необходимые возможности для тренировок предоставил клуб «Dr. Loder».

На фильме работали сразу два оператора – Иван БУРЛАКОВ отвечал за земную часть, а Сергей АСТАХОВ за космическую.

Для того чтобы почувствовать, что такое невесомость, съемочную группу посадили в самолет, моделирующий такое состояние. Все они пережили 26 секунд свободного падения. 10 раз подряд. Кстати, с помощью такого самолета в свое время снимали другой космический хит «Аполлон-13» с Томом Хэнксом

Для съемок картины были использованы настоящие скафандры, прошедшие космические экспедиции.

Над компьютерной графикой работают наши лучшие специалисты, отвечавшие, например, за графику блокбастера «Метро», вышедшего в прокат в 2013 году

Консультантом картины выступили специалисты РКК “Энергия” и корпорации “Роскосмос”. Своими воспоминаниями о деталях космического полета поделились со съемочной группой и прототипы главных действующих лиц — космонавты, герои Советского Союза Владимир Джанибеков и Виктор Савиных.

ИНТЕРВЬЮ С СОЗДАТЕЛЯМИ ФИЛЬМА

Клим ШИПЕНКО, режиссер:

Знали ли вы о полете Виктора Савиных и Владимира Джанибекова к «Салют-7», когда начали проект? ней раньше и с чего для вас начался этот проект?

Нет, не знал, потому что в 1985 году, когда все это случилось, мне было всего 2 года. Все подробности про этот уникальный полет я узнал, когда уже начал работать над проектом. Идея сделать фильм об истории спасения станции «Салют-7» возникла у продюсеров Бакура Бакурадзе и Сергея Сельянова. Они предложили мне стать режиссером и, я естественно, согласился. Я с детства обожал фильмы про космос, смотрел все, что тогда выходило на эту тему, например, «Москва-Кассиопея», «Отроки во вселенной», читал книги про космос, мечтал там побывать. Можно сказать, на этом проекте сбылась моя детская мечта.

Как ни странно, у нас же почти нет серьезных драматических фильмов про покорение космоса.

Это не так сложно объяснить. Фильмы про космос снимать технически очень сложно. Хотя бы потому, что в условиях гравитации очень сложно имитировать невесомость. Да и в мире не так много фильмов про космос. «Гравитация, «Интерстеллар», «Космическая одиссея», «Марсианин»… Их немного именно по техническим причинам, ведь требуется огромное количество компьютерной графики, в космосе же пока снимать нельзя. Хорошо, что наш кинематограф технически дошел уже до такого уровня, когда мы тоже можем поучаствовать в этом жанре.

Как готовились к съемкам?

Очень тщательно. Под Санкт-Петербургом в большом ангаре был построено огромное количество декораций – и сам «Салют-7» в натуральную величину, и космический корабль, и центр управления полетами, и дома космонавтов. Мы задействовали все новые передовые технологии, их сделал наш замечательный оператор Сергей Валентинович Астахов. Это человек, обладающий уникальным техническим умом, настоящий изобретатель, талант и гений, он является полноценным соавтором нашего фильма. Он наш Леонардо да Винчи.

Расскажите подробности.

Например, в одном кадре один из актеров вертикально мог спускаться на шеститочечном креплении вниз по станции, которая стоит как башня, а второй артист в это время мог летать на кране, который управлялся с земли. То есть один движется сверху вертикально, другой с земли горизонтально. Естественно, все эти краны и тросы, мы на постпродакшене уберем, и возникнет полное ощущение, что люди находятся в невесомости. Под каждый кадр вся технология менялась, модифицировалась. Кран заносился иногда сверху, часто актеры висели вниз головой, да еще и играли, говорили текст. Это был очень трудный, долгий, но интересный процесс.

Как понимаем, актеры прошли настоящую школу космонавтов?

Да, ребятам пришлось нелегко, за смену они могли висеть вниз головой час- полтора. Мы делали много дублей, и соответственно, им много раз приходилось повторять эти сцены вниз головой. Конечно, и Володя, и Паша проходили предварительную подготовку, тренировались, летали на специальном самолете, который имитирует невесомость. В принципе, если сейчас кто-то из космонавтов откажется полететь, то наши парни вполне готовы.

Вы тоже прочувствовали на себе, что такое невесомость?

Я проходил все испытания вместе с актерами, потому что хотел понять, как они будут себя чувствовать на площадке – «в невесомости», пока я буду сидеть в режиссерском кресле. Я обладаю неплохой физической подготовкой, поэтому почему я должен мучить актеров, а сам оставаться в стороне? Тем более я должен говорить с ними на одном языке. Мне важно было быть с ними на одной волне, и во время сказать: «Помнишь, на тренировках ты это чувствовал? Вот сейчас такой момент».

Вы встречались с прототипами героев фильма? Это было важно для вас?

Да, конечно. Владимир Александрович Джанибеков и Виктор Петрович Савиных невероятно интересные люди. Было важно получить от них максимальную информацию, как можно лучше понять, как они себя чувствовали. Это очень ценно для режиссера – осмыслить личный опыт героев, чтобы понять, как художественно донести его до зрителей. Сложно описать этих людей, потому что они ни на кого не похожи. Ну вот ты видишь перед собой человека, который видел Землю из космоса, и спрашиваешь – ну как это? Они отвечают: «Это невозможно описать». И ты думаешь – они ведь не на 5 минут туда залетали, а долго там жили, каждый день видели из своего иллюминатора земной шар, они к этому привыкали, но все равно испытывали какое-то благоговение. А еще их физическое состояние на орбите отличается от физического состояния на земле. И это невероятно ценно узнать именно от них, через какие трансформации они проходили, как они к этому приспосабливались, все нюансы этого состояния. Они делились разной информацией — как это процесс происходил, как они летели, стыковались к этой станции, которая не подавала никаких сигналов, как вручную управляли космическим кораблем. Мы можем себе это сейчас представить только в формате компьютерных игр. Но это мы сидим у себя в гостиной, а эти люди — в открытом космосе. Это сложно представить.

Вы и на Байконур летали?

Да, мы летали на Байконур, смотрели, как взлетает ракета.

Понятно, что фильм – это художественная правда, хоть и основанная на реальной истории. Насколько для вас было важно соблюдать максимальную достоверность?

Конечно, мы старались быть близкими к реальности – везде, где могли себе это позволить, не в ущерб зрительскому интересу. Безусловно, мы додумывали что-то, у нас в сценарии описаны истории, которые происходили не только во время полета к «Салюту-7», но случались и других космических экспедициях. Но создавая эффект художественности, мы старались добиваться максимального зрительского аттракциона.

Сколько времени в фильме будет посвящено космосу?

Открытого космоса будет около 20 минут, и еще порядка 40 минут невесомости внутри станции, и я надеюсь, что это станет предметом нашей гордости, потому что сорок минут невесомости внутри станции нет даже в «Гравитации» — там героиня все-таки летает в открытом космосе, а снимать в четырех тесных стенах этой станции — это прямо кропотливая миллиметровая работа.

Что вы сегодня вспоминаете о съемочном процессе в первую очередь?

Каждый день на съемках был сюрпризом, мы же все делали это в первый раз, никто из нас не работал на космических фильмах, поэтому для нас каждый день был подвигом. Каждая смена приносила какие-то сюрпризы и подарки, а наши актеры демонстрировали просто какие-то невообразимые физические возможности. Они делали больше, чем мы от них ожидали. Все были заведены проектом и выкладывались по полной.

А какая сцена была самой сложной для актеров?

Много было сложных сцен. Например, пролет Владимира Вдовиченкова по всей станции. Очень много было дублей, он раз 20 головой вниз летал. Нам казалось – ну, сейчас, наверное, все, а он держался. Или пожар на станции – в какой-то момент испугались, что она сейчас действительно загорится, а внутри был Павел Деревянко. Но все в итоге закончилось хорошо и, надеюсь, будет очень выразительно выглядеть на экранах.

ИНТЕРВЬЮ С ИСПОЛНИТЕЛЯМИ ГЛАВНЫХ РОЛЕЙ

Владимир ВДОВИЧЕНКОВ, исполнитель роли ВЛАДИМИРА ФЕДОРОВА:

Владимир, вы с Павлом Деревянко прошли перед съемками «Салюта-7» достаточно серьезную подготовку, кажется, что вас уже даже в космос можно отправлять. Как удавалось достичь состояния невесомости и насколько технически сложно было снимать?

Да, у нас перед съемками была колоссальная подготовка: пришлось сбрасывать вес, мы прошли медкомиссию, словно и правда собирались в космос . И хорошо, что была такая подготовка. Съемки были трудные. У нас же много сцен, которые происходят в невесомости, а как снимать ее? Без ложной скромности скажу, что вместе с оператором Сергеем Астаховым, режиссером Климом Шипенко и моим партнером Павлом Деревянко, придумывали целую систему съемок. Специально для картины были созданы механизмы тросов и подвесов, с помощью которых мы оказывались в невесомости. И чтобы существовать на этих тросах в кадре непринужденно, потребовалось определённое количество тренировок. Это было даже не столько наращивание каких-то мышц, сколько наработка балансировки, умения владеть своим телом. Хорошо, что мы с Пашей Деревянко физически достаточно подготовлены, и смогли оптимизироваться, исходя из своих данных. Мы готовились, конечно, летали на ИЛ-76, чтобы почувствовать невесомость. Это было мучительно. Не буду ни за кого говорить – мне было плохо. Потом я лежал дома два дня, и думал – все, на этом проект закончен.

Каскадеры помогали?

Конечно, помогали. Все сцены, которые мы исполняли, сначала проходили они. Когда мы с продюсером Бакуром Бакурадзе только обсуждали будущие съемки, он сказал: «Володя, все будут делать каскадеры!». И каскадеры делали действительно все – перед кадром, но в кадре всегда — мы. Постановщик трюков Сергей Головкин и его команда тщательно заботилась, чтобы нам было удобно, что бы мы могли это выполнить сами. Они до мелочей все выверяли с оператором Сергеем Астаховым — изобретали как снимать, пробовали, сможем ли мы, подбирали для нас самый щадящий режим. А потом мы все повторяли. Поэтому низкий им поклон, без них бы мы не справились.

Нам рассказали, что на съемках вам приходилось достаточно долго висеть вниз головой.

В общей сложности мы провисели вниз головой с Павлом часов по двадцать –двадцать пять, каждый. Висеть вниз головой не сложно. Сложно при этом делать вид, что не тяжело, что лицо не отекает, что ты себя прекрасно чувствуешь. Мы пытались сначала исправлять ситуацию с помощью грима, но поняли, что это не работает.

А вы мечтали в детстве быть космонавтом?

Конечно. А кто не мечтал? И я много читал о космосе. У меня была специальная тетрадь, куда я из газеты вырезал и вклеивал фамилии летчиков-космонавтов. Удивительно, но мои родители никакого отношения к летному делу не имели, да и аэродрома рядом не было. Наверное, это была такая юношеская романтика.

А вы встречались до съемок с прототипом вашего героя Джанибековым?

Не сложилось, но может быть, даже к лучшему. Я очень уважаю Владимира Джанибекова, считаю, что он герой и настоящий мужчина, но я побоялся, что перед съемками такая встреча может помешать. Я играю не конкретного человека – Владимира Джанибекова, а космонавта Владимира Федорова. У нас скорее собирательный образ. В основе сюжета нашего фильма несколько космических экспедиций, не только те события, которые происходили во время спасения «Салюта-7». Наш фильм вдохновлен этим подвигом, но как в любом кино – у нас есть вымышленные элементы и в биографии героев, и в событиях.

Круто играть космонавта?

Ну, а как вы думаете? Тем более нечасто представляется такая возможность. Удивительно, мы первыми полетели в космос, но у нас до сих пор не было ни одной серьезной картины про космос. Технологии, увы, не позволяли.

Как думаете, ваш герой понимает, что изначально ему было уготовано путешествие в одну сторону?

Конечно, нет. Всегда есть надежда. Я не был в космосе, но думаю, что даже предполагая, что шансы вернуться не велики, ты надеешься, что победишь. Думаю, что на самом деле мой герой летел побеждать, а не погибать. Космонавты – это особая каста людей. Мы ездили в Звёздный городок, чтобы пообщаться с ними… Они как первооткрыватели, которые доплывали до новых материков, островов и морей. Редкие люди.

Наш фильм — это история в первую очередь о людях, которые посвятили своему делу всю жизнь, как они живут, решают проблемы, противостоят обстоятельствам, и борются, в первую очередь, с самими собой, со своими амбициями, страхом, болью, с желанием сдаться и сказать: «Отпустите меня домой».

Павел ДЕРЕВЯНКО, исполнитель роли ВИКТОРА АЛЕХИНА:

Павел, до съемок вы знали о реальной истории спасения станции «Салюта 7»?

Нет, об этом в принципе мало кто знал, только, пожалуй, специалисты и те, кто интересуется космосом. Авария произошла в 1985 году, все было засекречено, тогда о таких ЧП в нашей стране не рассказывали в прессе и на телевидение. И я, как и многие другие наши граждане, ничего не знал об истории «Салют-7», да и вообще был тогда еще достаточно мал. И только когда мне предложили поучаствовать в этом фильме, я начал читать про Виктора Савиных и Владимира Джанибекова, смотреть документальные фильмы и передачи. И был абсолютно восхищен этой историей настоящего человеческого подвига.

Сложно играть космонавта?

Съемки вообще были сложные. У нас же 40 минут фильма происходит в невесомости. А как это снять? Оператор Сергей Валентинович Астахов и наши каскадеры разработали какую-то уникальную технику для этих съемок — нас подвешивали на специальных тросах, и нужно было очень ловко с ними управляться, висеть вниз головой, не цеплять их ногами, руками, не касаться стенок…

У вас были консультанты, которые ставили вам хореографию космических движений?

Хореография космических движений – классно сказано! Конечно, были. Хочу сказать, что наши продюсеры Сергей Сельянов и Бакур Бакурадзе сделали все возможное, чтобы мы чувствовали себя комфортно на площадке. У нас был огромный ангар под Петербургом, где построили станцию в натуральную величину, центр управления полетами, корабль «Союз», на котором мы летим в спасательную экспедицию, квартиры космонавтов. С нами была группа высококлассных каскадеров, которые помогали нам «пережить невесомость» и ставили все трюки. Чтобы все выглядело максимально правдоподобно, сначала сцену проходили каскадеры, выверяли все движения, и только потом звали нас. Конечно, было сложно, костюмы тяжелые, съемки технически очень сложные, например, самое ужасное — висеть головой вниз, кровь приливает к лицу, крупный план снимать нельзя, и придумывали самые разные способы съемки, чтобы все выглядело естественно. В итоге выработалась целая технология, которой мы придерживались до конца съемок.

Вы встречались до съемок с Виктором Савиных?

Нет, надеюсь, встретимся до премьеры. И очень надеюсь, что ему понравится кино. У нас по сценарию немного изменены биографии героев, вы же понимаете, что кино это фантастическая правда, и у нас есть элементы художественного вымысла, поэтому имя моего героя изменено, я играю космонавта Виктора Алехина, который ни разу не был в космосе. Он уникальный инженер, талан и гений, но в космос не летал. А что касается моего прототипа Виктора Савиных, то до истории «Салютом-7» он бывал в космосе, только не в открытом. Он построил эту станцию и знал на ней досконально все. То есть он был лучшим кандидатом для того, чтобы спасти «Салют», поэтому его и послали.

В детстве многие мальчики мечтают стать космонавтами. А вы мечтали?

В восьмом классе, когда мы писали сочинение «Кем я хочу стать», я написал «космонавтом». Написал ради шутки – так как не понимал совершенно, чем заниматься после школы. И вот спустя много лет, можно сказать, мечта сбылась, играю космонавта. Если серьезно, я никогда не стремился в космос, это дико сложная профессия, нужно иметь особенный склад ума, и силу воли, конечно. Космонавты — особенные люди. Представьте, много дней и недель, вдали от Земли, в замкнутом пространстве. У меня совершенно другой склад характера. Но прикоснуться к этому КОСМОСУ, почувствовать, поиграть, это очень дорогого стоит.

А космическую еду вы пробовали?

Пробовали. Мне даже подарили на день рождения пару тюбиков с космической едой. Выглядит ужасно, но на вкус ничего.

Вы быстро сработались с вашим партнером по фильму – Владимиром Вдовиченковым?

Нам говорили, что космонавты перед полетом проходят тесты на совместимость друг с другом, ведь им предстоит долгое время провести вместе в замкнутом пространстве. Мы с Володей не проходили таких тестов, но надеюсь, у нас получилось быть командой, работать вместе нам было комфортно. Мы раньше вместе ни в одном проекте не снимались, при всем том, что у обоих достаточное количество работ в кино.

Говорят, перед съемками вам дали почувствовать, что такое невесомость…

Да, наши продюсеры устроили нам с Володей Вдовиченковым — посвящение в космонавты. На аэродроме Жуковский есть такой аттракцион — «горки», сейчас расскажу как все происходит — самолет ИЛ-76, поднимается с туристами, и с высоты 10 000 километров резко пикирует вниз, и далее 27 секунд свободного падения. И так десять раз. Когда самолет начал пикировать вниз первый раз, то мои ноги-руки поползли вверх, очень странное ощущение, я схватился за поручни, и какие-то ремни, и услышал от инструкторов: «Расслабься, мы тебя сейчас запустим вдоль всего самолета». Я послушался, и при второй пикировке меня подняли так легко, как в балете, и пустили вдоль самолета. Это фантастическое ощущение, когда ты летишь по воздуху, но как только начали набирать высоту, я понял, что мне срочно нужен индивидуальный пакет. И все остальное время мне было так плохо, что я понял, что совсем не гожусь для космонавтики.

А вы читали до съемок книгу Виктора Савиных «Записки с мертвой станции» Виктора Савиных?

Да, конечно, мне было интересно.

Удалось понять состояние вашего героя, когда он находится на орбите? Ведь их отправили в полет, в котором шансы на благополучный исход были невелики.

Естественно, мы пытались представить себе, как это было. Джанибеков и Савиных работали на станции неделю. И днем, и ночью. Превозмогая боль, усталость, слабость, болезнь. Но им все же удалось починить эти 20 тонн железа и вернуться живыми на землю. Это не просто подвиг, это невероятно. Представляете, что это были за люди? Какое у них отношение было к работе, к родине, друг к другу? Мне сейчас, честно говоря, очень не хватает подобного отношения к своей профессии, да и вообще кругом.

ФАКТЫ О СТАНЦИИ «САЛЮТ-7»

19 апреля 1982 года станция «Салют-7» была выведена на орбиту. За время эксплуатации на станции работали 6 основных экипажей и 5 экспедиций посещения. В состав экспедиций посещения входили первые космонавты Франции и Индии. Всего на станции работал 21 космонавт. Продолжительность самых длительных экспедиций на станции «Салют-7»: 211 суток и 237 суток. Из станции «Салют-7» было осуществлено 13 выходов в открытый космос общей продолжительностью 48 часов 33 мин.

«Салют-7» был «долговременной орбитальной станцией», прогрессивной для своего времени моделью, на которой проводились научные и медицинские исследования, ставились рекорды по длительности полетов и выходам в открытый космос.

Поломка станции «Салют-7» в 1985 году стала полным шоком для советской космонавтики. Оценить состояние станции с Земли было невозможно: на ней мог произойти пожар, разгерметизация, что угодно — но было принято рискованное решение попробовать пристыковаться к ней вручную и «оживить» станцию, проведя возможные ремонтные работы. Двое опытных космонавтов – 43-летний Владимир Джанибеков, который до этого выходил в космос уже четыре раза, и его друг, инженер Виктор Савиных – с 10-дневным запасом воды отправились навстречу «Салюту».

В ходе спасательной операции, которая продлилась больше недели, Джанибеков и Савиных несколько раз находились на грани гибели, а космическая станция могла вот-вот взорваться. Риск оказался не напрасным: «Салют-7» удалось починить, а Савиных и Джанибеков вошли в историю мировой космонавтики.

ВЛАДИМИР ДЖАНИБЕКОВ – лётчик-космонавт СССР (1978), дважды Герой Советского Союза (1978, 1981), генерал-майор авиации. Общая продолжительность полётов — 145 суток 15 часов 58 минут 35 секунд. Общая продолжительность 2 выходов в открытый космос — 8 часов 34 минуты. Командир корабля во всех пяти своих полётах, по состоянию на 2015 за 30 лет этот рекорд лишь однажды повторён, но не превзойдён. Родился 13 мая 1942 года в селе Искандер Казахской ССР. После ташкентского суворовского училища закончил Ейское высшее военное авиационное училище лётчиков. Служил лётчиком-инструктором в ВВС СССР. 30 апреля 1974 года был назначен космонавтом 3-го отдела программы ЭПАС 1-го управления. С 1970 года – в отряде космонавтов. Во время пятого полёта в качестве командира на корабле «Союз Т-13» участвовал в спасении орбитальной станции «Салют-7» (6 июня — 26 сентября 1985 года). С 1985 по 1988 год командир отряда космонавтов Центра подготовки космонавтов имени Ю. А. Гагарина. На выборах Государственной думы 1995 года возглавлял (вместе с Ириной Хакамадой и Роланом Быковым) избирательный блок «Общее дело». В 1991—1994 годах в составе американо-российского экипажа участвовал в нескольких попытках совершить кругосветный беспосадочный перелёт на воздушном шаре. Президент Ассоциации музеев космонавтики России (2010).

ВИКТОР САВИНЫХ – советский космонавт, учёный, организатор подготовки кадров в системе высшей школы; доктор технических наук, профессор, член-корреспондент РАН (2006). Дважды Герой Советского Союза. Лауреат Государственных премий СССР и Российской Федерации. В 1988—2007 ректор, с 2007 президент Московского государственного университета геодезии и картографии (МИИГАиК), член экспертного совета Национальной премии «Хрустальный компас». Родился 7 марта 1940 года в деревне Берёзкины Кировской области. Окончив Пермский техникум железнодорожного транспорта, поступил на оптико-механический факультет Московского института инженеров геодезии, аэрофотосъёмки и картографии (МИИГА-иК). После работал в ЦКБ экспериментального машиностроения. 8 декабря 1978 года зачислен в отряд космонавтов. Участвовал в трёх космических полётах на орбитальных станциях«Салют-6», «Салют-7» и «Мир». Суммарный налёт 252 суток, 17 часов, 37 минут и 50 секунд. 50-й космонавт СССР и 100-й — Земли. Во время второго полета в космос под командованием Владимира Джанибекова в качестве бортинженера на корабле «Союз Т-13» участвовал в спасении станции «Салют-7». События этой экспедиции описаны в его книге «Записки с мертвой станции». Про Виктора Савиных было снято пять документальных фильмов.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.