Кино-панк

Вера, надежда, лёд

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

С самого детства Надя верила в чудеса. Она представляла себе, как выходит на лёд под овации публики и танцует свой самый красивый танец. И вот, благодаря вере и упорству, Надя становится знаменитой фигуристкой. Но когда ее мечты о громких победах, красивой жизни и прекрасном принце уже, кажется, готовы исполниться, судьба преподносит ей настоящее испытание. И чтобы его пройти, нужно будет снова, как в детстве, поверить в мечту. Ведь, может быть, победа не всегда должна быть громкой, а прекрасный принц не обязательно передвигается на белом коне?..

О ФИЛЬМЕ

«ЛЁД» — это трогательная сказочная история о любви. О поиске себя, о трудном пути к успеху, о сильном женском характере, о выборе между мечтой и счастьем. О сложных и простых вещах, с которыми сталкивается каждый из нас.

Идея фильма появилась еще в 2012 году. И с тех пор претерпела множество изменений. «Когда мы первый раз встретились, речь шла совершенно другом кино, – говорит автор сценария Олег Маловичко. — А потом родилась идея сказки. Еще до того, как появилось фигурное катание, до того, как выстроился костяк истории, возникло слово «сказка». Не просто красивая добрая сказка, а сказка мрачная, сказка братьев Гримм, со злой мачехой, с брошенной сиротой, которая убегает из дома, чтобы встретить призрака своей матери. И когда возник этот образ, история стала складываться сама собой, сказочные мотивы переплелись с мотивами реальными».

«Это история девочки, девушки, женщины. Со всеми перипетиями, драмами, падениями, взлетами и, конечно, правильной любовной историей», – продолжает продюсер Александр Андрющенко. «История о женском пути. Может не универсальном, скорее, уникальном, но все-таки, прежде всего, о женской судьбе и женском выборе», – подхватывает продюсер Михаил Врубель. «История о мечте, о вере в себя и в людей, вере в то, что помощь придет даже в самый сложный момент», – говорит продюсер Дмитрий Рудовский. «О поиске счастья, о поиске чего-то действительно важного, которое порой находится совсем не там, где кажется, не там, где все говорят, но при этом совсем рядом, просто мы не видим его», — рассказывает режиссер Олег Трофим. «Мне кажется, это очень современная картина, снятая современным языком для современного зрителя. При этом на извечные темы: про взросление и про юношеский максимализм, про мечту и про несбыточность мечты, про наше одиночество и про желание, чтобы рядом был близкий человек», – рассуждает продюсер Фёдор Бондарчук.

Главная героиня картины Надя – фигуристка, мечтающая о больших победах, достижениях, медалях и подиумах. Фигурное катание было выбрано потому, что это очень подходило к идее фильма. «Мы хотели рассказать историю девочки, которая исполняя мечту погибшей матери, находит себя через препятствия и преграды. И лед оказался очень хорошей метафорой, очень интересной площадкой, на которой все это можно разыграть, – поясняет Олег Маловичко. – Нет ничего равного фигурному катанию, особенно парному, потому что здесь сплавлены и спорт, и музыка, и эротизм, и мужское и женское начала».

«ЛЁД»: актеры, герои, саундтрек

«В России фигурное катание — один из самых популярных видов спорта. Даже, наверное, больше чем спорт, почти культурное явление, судя по количеству всяких шоу, по количеству наших известных фигуристов, — говорит Александр Андрющенко. – Так что для русского человека эта тема довольно близка». «Я родился еще в советские времена, помню знаменитое выступление Зайцева и Родниной без фонограммы. Поэтому у меня, как и у многих из нас, масса впечатлений от фигурного катания. К тому же среди моих знакомых были те, кто занимался фигурным катанием. Так что я что-то слышал, что-то знал. Да, это особенный вид спорта», – продолжает Дмитрий Рудовский. «А у меня ребенок фигурным катанием занимается довольно активно, поэтому о том, что такое школа фигурного катания, я представление имею, – признается автор сценария Андрей Золотарёв. – Но у нас, конечно, было много консультантов, с которыми мы советовались по поводу каких-то технических моментов еще на каждом этапе сценария. Детализировали все для того, чтобы у людей, которые разбираются в фигурном катании, слезы из глаз не полились в процессе просмотра спортивных сцен, а полились там, где нужно».

«Я никогда не увлекался фигурным катанием, но очень уважаю этот вид спорта. Фигурное катание сочетает в себе совершенно разные миры, сложные физические подготовки с уникальным, тонким чувством прекрасного, – рассказывает Олег Трофим. – В процессе работы над фильмом я открыл для себя насколько огромен этот вид спорта, необычен, сложен. И все свое восхищение фигурным катанием я и все, кто прикоснулись к нему, постарались вложить в фильм, воссоздать на экране».

Главным консультантом картины выступила Елена Масленникова, тренер по фигурному катанию и хореограф, которая работает вместе с Ильей Авербухом. «Елена не только консультировала, но и сама ставила номера, сама тренировала наших актеров, привлекала лучших дублеров. Она настоящий профессионал, – рассказывает Александр Андрющенко. – При этом мы снимали кино художественное. И Елена это понимала, равно как и то, что ее репутация может слегка пострадать. Но она помогла нам внести в фильм специальные, не совсем правдоподобные ходы, которые нужны для истории, а не для спортивной документальной драмы. И она отлично справилась с этой художественной правдой».

Режиссером картины выступил дебютант в большом кино, но имеющий богатый опыт в съемках видеоклипов, Олег Трофим. «Биография Олега Трофима похожа на мою: в свое время он тоже снимал много музыкального видео. В кино у него дебют. Но это и интересно, потому что дебютная энергия – всегда совершенно другая», – говорит Фёдор Бондарчук. «Мы отсмотрели те музыкальные вещи, которые делал Олег Трофим, и как профессионал он внушил нам доверие, – продолжает Дмитрий Рудовский. – Мы не сомневались, что Олег справится со сложными постановочными вещами. Был вопрос, справится ли он с актерскими сценами, но это всегда риск. Но на нашей студии всегда много дебютантов, поэтому если мы видим потенциал в человеке, мы ему доверяем».

«Я думал о музыкальном кино уже давно, очень вдохновляет эта форма, но с тех пор как посмотрел фильм «Через Вселенную» (2007, реж. Джулия Теймор), я влюбился в жанр окончательно, – рассказывает Олег Трофим. – На тот момент я уже занимался съемками музыкального видео, учился режиссуре в институте, что-то пробовал, но конечно не решался писать сценарий или как-то готовиться, понимал, что для такой сложной формы, мне нужно еще расти и расти, набираться опыта. Вот еще лет семь я так и ходил вокруг да около, — смеется, — взрослел. В середине 2015-го Михаил Врубель и Александр Андрющенко и предложили мне сценарий. Для меня это был долгожданный дебютный проект в кино — первый фильм, но тот факт, что сценарий был написан с расчетом именно на музыкальную форму, конечно, сильно меня напугал, я все еще считал, что не готов взяться за такой ответственный проект. Но ребята, кажется, верили в меня сильнее, чем я сам, сказали: «Мы тебя поддержим». И поддержали, за что я им очень благодарен. Кино случилось, случилась магия».

После того как сценарий был почти готов, режиссер найден, начался кастинг. Этот процесс затянулся на несколько месяцев и продолжался практически до самого начала съемок. На главные роли было отсмотрено до 500 претендентов.

«Кастинг шел долго, потому что главное для нашей героини – спорт. Ее мечта – это спорт. И дело тут не в сложностях в съемочном процессе, где главные артисты должны кататься на коньках. Дело в том, что профессиональные спортсмены – другие, не такие как все. У них мотивация другая, юность другая, всё другое, – поясняет Фёдор Бондарчук. – Я всё время вспоминаю историю из детства. Когда я шел в школу (и не сказать, чтобы торопился), Илзе и Андрис Лиепа уже возвращались с репетиции в Большом. А когда я шел из школы, они уже шли на очередную репетицию. Мы – почти ровесники. Но они другие. У них характер другой, стремления, воля. И вот эту черту характера, присущую героям нашего фильма, мы и искали в глазах артистов, а вовсе не умение стоять на коньках».

«Я дебютант, я не знал, как это происходит обычно в большом кино, но старался не подавать виду. Решил, что буду в первую очередь ориентироваться на природную органику артистов, – вспоминает Олег Трофим. – Лично мне, как режиссеру, совершенно было не важно насколько наши актеры были известны или популярны, да я и не очень хорошо знал, кто известен и популярен на тот момент. (Смеется). Это был очень долгий, кропотливый, трудоемкий процесс, но очень интересный. За пять месяцев сотни раз мы играли сцены из будущего фильма с абсолютно разными и непохожими друг на друга артистами, каждый из которых открывал роли и сцены немножко по-новому».

«Ключевой фигурой была главная героиня, вокруг нее строился весь остальной кастинг. Пробовалось много, много, много молодых интересных актрис, – рассказывает Дмитрий Рудовский. – Но нам важно было сохранить баланс между будущей звездой и девочкой, почти сиротой, которая бы из гусеницы превращалась в бабочку. И чтобы эта метаморфоза, трансформация была почти незаметна, была естественна, не искусственна. К тому же она должна была быть женственной и должна была привлекать характером. Много было претенденток, но везде был перекос в одну или другую сторону. И вот мы, наконец, сошлись на Аглае Тарасовой. Вернее, звезды сошлись».

«Да, Аглаю искали долго. Разных актрис рассматривали, обсуждали, но все они чем-то не подходили. А когда вдруг появилась Аглая, это было как гром среди ясного неба, – подхватывает Михаил Врубель. – Когда мы ее утвердили, мы и понятия не имели, чья она дочь. Мы знали Аглаю как актрису, которая нам очень понравилась на пробах. А потом, когда выяснилось, что Ксения Раппопорт ее мама, мы подумали, что снять их вместе будет правильно, логично. Даже несмотря на то, что в кадре они друг с другом не встречаются».

«Да, это была настоящая находка. Взять Ксению Раппопорт на роль мамы нам показалось очень важным и убедительным моментом. Мы даже в текст специально вписали фразы об их внешнем сходстве», – говорит Александр Андрющенко.

«Милоша Биковича мы утвердили буквально сразу после проб, – продолжает Олег Трофим. – Тренера Шаталину «рожали» долго. Но когда возникла идея пригласить Марию Аронову, ни у кого, ни у меня, ни у продюсеров, ни у Федора Сергеевича Бондарчука, не возникло никаких сомнений: мы сразу поняли – это она. Это действительно мастер, это то, что нам нужно». «И традиционно у нас в фильм вошли наши «талисманы» – Ян Цапник и Ксения Лаврова-Глинка. По ним даже обсуждений не было», – добавляет Александр Андрющенко. «Все артисты – это наша команда, наши талисманы. Ян Цапник, Ксения Раппопорт, Милош Бикович, Мария Аронова – великая русская актриса… Это всё наши артисты. И так радостно наблюдать, что вокруг студии организуется свой микрокосмос», – признается Фёдор Бондарчук.

«Саша Петров появился внезапно, буквально из ниоткуда, когда до начала съемок оставались считанные дни, – вспоминает Олег Трофим. – Я даже понятия не имел, насколько он популярен. Но на пробах Петров просто как звезда взорвался, и персонаж Саши именно в его лице, в его руках обрел какую-то особенную уникальную фактуру».

«ЛЁД»: актеры, герои, саундтрек

«С Александром Петровым мы работали еще на «Притяжении» и знали, что он блестящий актер. Но долгое время не хотели приглашать его на пробы, думая, что лучше попробуем найти кого-то нового, – рассказывает Михаил Врубель. – Но когда в уже критический момент Саша пришел на пробы и все сделал, это был, конечно, эффект шока, потому что разница между ним и его ближайшим конкурентом была просто колоссальная». «Да, Саша Петров был последним вызван на кастинг именно для того, чтобы мы могли быть объективными. И в честном бою он снова победил, – поясняет Александр Андрющенко. – Так что то, что Александр Петров появляется в нашем очередном фильме, это стечение обстоятельств».

Стечением обстоятельств оказалось и утверждение юной актрисы Дианы Енакаевой на роль Нади в детстве. На роль Нади в детстве тоже был довольно большой кастинг, но Диана была вне конкуренции. Она невероятно искренняя, точная, что в ее возрасте довольно сложно, на мой взгляд». «Диана не фигуристка, это юная актриса. Но уже профессиональная, – подхватывает Александр Андрющенко. – Она еще не так много где появлялась, это ее первая большая роль. Но я думаю, скоро мы ее увидим». «Диана, не смотря на свой юный возраст, обладает каким-то конкретным пониманием того, кто она такая, где она находится, что от нее требуется. Как будто внутри этого маленького, милого хрупкого человечка находится взрослый, совершенно адекватный, кристально чисто понимающий мир вокруг себя человек, – продолжает Олег Трофим. – Я сильно волновался за роль маленькой Нади. Но работать с Дианой было большим счастьем, мне практически не приходилось ничего делать, просто ставить задачи, и они выполнялись. Я потом пересматривал ее сцены и удивлялся, насколько она точно, по-особенному играет, на очень высоком уровне органики, что большая редкость даже для зрелых актеров».

«А какая у Дианы была дублерша! Суперпрофи! Для своего возраста она делала какие-то невероятные вещи на льду. Работала очень усердно, без каких-либо поблажек для себя: падала, вставала, снова падала и снова вставала. Она большая молодец!» – рассказывает Олег Трофим.

Конечно, дублеры были у всех актеров, однако перед исполнителями главных ролей стояла задача научиться уверенно кататься на коньках. «Да, они все тренировались, и довольно долго под руководством Елены Масленниковой и ее подручных. Но, конечно, мы использовали дублеров, так как нам важнее было показать красоту катания и достоверность, чем катающихся актеров», – поясняет Михаил Врубель. «Да, среди нас не было Тома Круза, который исполнил бы все трюки фигурного катания самостоятельно, но ребята все равно молодцы, – подхватывает Александр Андрющенко. – Они смогли достаточно подготовиться для того, чтобы смотреться убедительно, чтобы соединиться с безусловно присутствующими на съемочной площадке дублерами — профессиональными фигуристами. У них получилось».

Съемки фильма происходили в Москве и Сочи на различных ледовых аренах. Но самыми знаковыми, самыми красивыми, самыми запоминающимися для всей съемочной группы оказались сцены, которые были сняты в Иркутске, на Байкале.

«Это совершенно уникальное место, странно, что его не так часто снимают, там безумно красиво, — рассуждает Андрей Золотарёв. – И оно очень подходит для истории девочки, которая со своими воспоминания о детстве в глубинке с какой-то своей особенной красотой приезжает в большую, шумную Москву, в совершенно новую для себя атмосферу. А потом возвращается обратно, но уже в другом качестве. Нам очень хотелось, чтобы это место было каким-то знаковым, для нее, прежде всего. И Байкал – как раз такое место».

«На Байкале снять не красиво просто невозможно, – вспоминает художник-постановщик Жанна Пахомова. – Для сцен, где герои катаются на коньках на естественном льду, мы специально выбирали особенные места, где лед не занесен снегом, где ветер весь снег сдувает. Поэтому там был довольно скользко. А еще, так как дело шло к весне, лед на озере поднимался с большим грохотом, похожим на пушечные выстрелы. Но мы были в безопасности, так как с нами постоянно дежурили сотрудники МЧС. Они нас оберегали, грели нас, палатки для нас ставили. Это было очень приятно. Поэтому мы были спокойны».

«Технически снимать на Байкале было не просто, потому что туда сложно добраться, сложно привезти съемочную группу, всю технику. Ездили мы туда на хивусах – катерах на воздушных подушках, – рассказывает Александр Андрющенко. – А еще у льда озера Байкал есть характерный звук, особенный треск. Передать его невозможно, но можно услышать в фильме. Это как подводные звездные войны, когда из разных совершенно мест постоянно раздаются как будто выстрелы из бластеров. При этом на льду, который и так весь в трещинах, то и дело появляются новые». И не смотря на то что с нами были сотрудники МЧС, нам было известно, что толщина льда в этом конкретном месте выдержит любое количество людей, техники и грузовиков, у некоторых людей в съемочной группе были даже панически атаки».

«Да, выглядело все довольно опасно, – подхватывает Михаил Врубель. – Мы снимали в феврале-марте, температура воздуха порой доходила до нуля. Однажды мы даже видели машину, наполовину торчащую из-подо льда: вторая ее половина провалилась под лед, – вторит Михаил Врубель. – Ты успокаиваешь себя, что тебя это не коснется. Но оказываясь на расстоянии 200-300 метров от берега, среди этого несмолкаемого треска, наступает некоторая нервозность».

«Иркутск такой регион, где в конце зимы погода не балует. Несмотря на то, что было безоблачно, солнце жарило весь съемочный период, было очень холодно, очень ветрено. Но при этом лед таял, трещал, громко, по-сумасшедшему трещал. Это было очень страшно, потому что когда перед тобой стихия, и она гремит, ты чувствуешь себя маленьким, ничтожным, – вспоминает Олег Трофим. – Это было тяжело с одной стороны, но очень красиво и вдохновляюще с другой. И я уверен, что артисты это чувствовали, ощущали эту магию, это волшебство. И оно помогало им, давало силы, давало тонус. Это уникальная красота, которую не каждый человек может увидеть. Я посоветовал бы каждому хоть раз побывать на Байкале зимой. Потому что это то, что ни одного человека не оставит равнодушным, а, наоборот, оставит неизгладимые впечатления в жизни и разделит ее на до и после».

Важной составляющей всего фильма стала музыка, причем не только та, которая исполняется во время выступлений фигуристов на льду, но отдельные номера, тесно переплетенные с сюжетом истории. «С самого начала мы понимали, что в нашей истории будут музыкальные вставки, – говорит Андрей Золотарев. – Набор композиций подбирался за круглым столом. Разумеется, конечное слово было за продюсерами и режиссером, но предложения выслушивались от всех участников процесса. Это был неограниченный полет фантазии». «Подбор композиций был очень тяжелым процессом, потому что они являются некой уникальной составляющей этого фильма. Притом, что это не мюзикл, в картине содержатся музыкальные номера, которые являются важными блоками в истории героев, – поясняет Александр Андрющенко. – Кастинг песен был долгим и сложным, потому что нужно было найти не просто известную, узнаваемую песню, но и найти ей новый контекст, в котором она по-новому заживет».

«Для нас было важно найти нашу, российскую музыку. Дело не в патриотизме, а в уверенности в том, что в нашей стране, в нашей культуре рождено такое количество первоклассной, качественной, важной, эмоциональной и трогательной музыки, что ее точно хватит на наш фильм, – рассказывает Олег Трофим. – Искали долго, потому что музыки действительно много. И это были, скорее, мучения не поиска, а мучения выбора. В какой-то момент я подумал построить фильм полностью на музыке Земфиры, но это было рисковая концепция. Хотя в итоге целых два ее трека звучат в фильме».

«Я ищу себя в русском кино. Меня интересует драматический жанр. Но так получилось, что у меня сложилась репутация человека, который может из одного сделать другое. И мне предложили принять участие в этом проекте. И я, недолго думая, согласился, хотя я не большой специалист в российской эстраде, – рассказывает музыкальный продюсер Антон Беляев. – Поиски композиций оказались самой тяжелой частью. Да и потом, уже после этапа согласования, приходилось что-то менять, от каких-то песен отказываться. Некоторые отобранные нами композиции не попали в картину потому, что мы не смогли договориться с исполнителями и авторами песен на их использование, или их не устраивала наша аранжировка».

«У нас нет бродвейской традиции, когда актер снимается в комедии или боевике, а потом вдруг появляется в мюзикле, и все узнают, что он прекрасный исполнитель. У нас и задачи такой не стояло, хотя все готовились, брали уроки вокала и подошли к этому очень ответственно. Да, порой не без нервов, не без разочарования в себе, но все было преодолено, все было сделано, и было сделано красиво».

«Песни, которые мы выбрали, характер аранжировок, который дал им Антон Беляев, то, как артисты исполнили их в фильме, все это нельзя было запланировать заранее, – говорит Михаил Врубель. – Все это так совпало, так сложилось в каком-то неожиданном сочетании, из которого и рождается волшебство, рождается магия кино».

АГЛАЯ ТАРАСОВА (Надежда Лапшина)

О роли

Я очень переживала. Утверждение было достаточно долгим, в несколько этапов, было несколько проб. И я, конечно, мечтать не смела, что выберут меня. Первой реакцией был легкий шок: я никак не могла поверить. А потом наступило абсолютное счастье, которое длилось год – полгода подготовки и полгода съемок.

О фигурном катании

Последний раз я стояла на коньках лет в пять. У меня вообще со спортом отношения на «Вы» складывались. Но изначально, когда я пришла на тренировку, у меня была уверенность, что сейчас я легко прыгну тройной тулуп, просто объясните мне как. А уже к концу первой недели мне хотелось плакать, бежать к продюсерам и говорить, чтобы они срочно, пока не поздно, искали другую актрису, пока я все не испортила. Было страшно, с непривычки болели ноги в коньках. Падений я не сильно боялась, но очень хотелось сделать все самостоятельно, и приходилось бороться с самой собой, понять и принять, что это невозможно. Тренером у меня была Катя Гербольд. Она же была моим дублером в фильме. Мы с ней занимались несколько месяцев. Катя мне очень помогла. В итоге я не научилась ни прыгать, ни делать какие-то невероятные кручения, но стала спокойно себя чувствовать на коньках: научилась ехать быстро, ехать назад, даже выполнять какие-то не сложные элементы. И должна сказать, что, когда у тебя начинает получаться то, на что ты никогда не рассчитывал, это прекрасные ощущения.

О героине

Надя мне очень близка, я ей восхищаюсь, потому что у нее огромное сердце. Она умеет не сдаваться, она прошла через многое в жизни: потери, боль, разочарование. Но она воин, она вставала на ноги и шла дальше. И в ней, в ее сердце заложена какая-то колоссальная любовь. Она прощает, не осуждает, она очень светлая. Я бы хотела у нее поучиться этому умению не сдаваться и верить.

О Диане Енакаевой

Диана – потрясающая девочка. У меня не очень большой опыт работы с детьми в кино, но я редко вижу, чтобы ребенок настолько жил персонажем и не переигрывал. У нее большой опыт, она действительно воин. И, мне кажется, мы с ней похожи.

О Ксении Раппопорт

Когда меня пригласили на пробы, я поначалу не хотела идти, думала: что за фигуристка, какая большая роль. Была не уверена в себе. Но мы с мамой сели и попробовали разобрать сцену. Она мне помогла, подсказала какие-то моменты. Я не знаю, это ли повлияло на то, что меня взяли, но мне была очень важна мамина поддержка. Потом, уже во время съемок, мне уже не приходилось обращаться к ней за советом. Но я каждый день ей звонила, делилась своим счастьем, рассказывала, как что прошло, и как я что сделала.

О партнерах

У меня были потрясающие партнеры, без каждого из них я бы не справилась, и фильм не получился бы таким, какой он есть.

У Саши Петрова сумасшедшая органика и энергетика. Он очень меня поддерживал. Мы вместе находили интересные выходы из сцен, что-то меняли, у него всегда есть предложения, импровизации.

То же самое могу сказать и про всех остальных. С такими партнерами появляется второе дыхание и возникает творческий союз и симбиоз, который очень важен артисту.

Мария Аронова – я мечтала с ней познакомиться. Это женщина с большой буквы, с харизмой, с чувством юмора, строгая, ответственная, профессиональная.

С Милошем Биковичем прекрасно работать. Чувствуется, что он зарубежный артист, очень тонкий, деликатный. С ним приятно на площадке, он легкий человек, трудоспособный и талантливый. В общем, одно удовольствие.

О режиссере

Олег Трофим стал моим ближайшим другом. Способ решения фильма, как это было снято, это все его заслуга, его идеи. В какие-то моменты было видно, что для него это первое кино. Но и для меня это тоже первое большое кино. Было заметно, как Олег переживает, как волнуется, как отдает себя всего полностью, без остатка. Хотелось бы, чтобы все мы так работали, как в первый и последний раз.

О музыке

В фильме звучат прекрасные музыкальные номера: нам дала свои песни Земфира, есть песни Ивана Дорна, группы «Кино», группы «Пятница». Я была потрясена, что мне досталась песня Земфиры «Бесконечность», она одна из моих самых любимых певиц, я была очень счастлива. Но это тяжелая песня, высокая, а у меня от природы достаточно низкий голос. И я параллельно с тренировками на коньках и занятиями хореографией брала уроки вокала. Это был кайф. Вокалом я занималась месяца три с педагогом Машей Кац, а записывал песню музыкальный продюсер Антон Беляев.

Об инвалидном кресле

Инвалидность моей героини была одна из самых больших для меня тем для переживаний, очень болезненная. Страшно представить, что чувствуют люди, которые действительно, в реальной жизни сталкиваются с такими проблемами. Страшно их как-то обидеть, где-то соврать. И продюсеры Михаил Врубель и Александр Андрющенко нашли девушку, ее зовут Татьяна, которая лет 16 назад получила такую же травму, как моя героиня. Я к ней ездила, провела с ней целый день. Она показывала мне, как живет, как разминается, что чувствует. Она парализована ниже пояса. И она рассказывала, что иногда чувствует какой-то холод, колики в ногах, или, наоборот, горячо становится. Делилась со мной какими-то тонкостями, которых мы не знаем, и, дай бог, нам их никогда не почувствовать и не понять. Я очень старалась передать ее физику, понимая, что если у человека ноги не ходят, то главными становятся руки. А чтобы мне было проще входить в этот образ, в те дни, когда мы снимали Надю в коляске, Олег Трофим сажал меня в инвалидное кресло, и я весь день с него не вставала. Он возил меня везде, например, брал на руки и заносил на грим, а я сидела не шевелясь. Я весь день старалась проживать так, будто я, как и моя героиня, не могу ходить. А не так: сыграла сцену в инвалидном кресле, встала с него и пошла за кофе.

О Байкале

На Байкале у нас были первые съемочные дни. То есть мы начали не с комфорта, не с теплой Москвы, а с самого сложного. И, разумеется, первый день, первая сцена – эмоционально тяжелая, с рыданиями, где моя героиня уже в инвалидной коляске. Но почему-то нам на Байкале все давалось легче. И даже на коньках на природном льду озера нам с Сашей Петровым было кататься проще, чем на льду профессиональном: мы там ехали как по маслу. При этом было дико холодно, этот холод сковывал, я действительно начинала себя чувствовать немного парализованной. Но природа помогала. Это была фантастика.

О фильме

Этот фильм – мое счастье, моя победа, мое достижение. Я стала уважать себя. Моя жизнь разделилась на до и после, я стала другим человеком на этом проекте. Мне кажется, что я очень выросла, что после этого фильма началась моя дорога, на которую я давно хотела встать. Это очень добрая картина о любви, о прощении, о том, что победа не всегда значит выигрыш, о поддержке, о дружбе. Мне очень хотелось бы, чтобы люди, выходя с этого фильма, улыбались и обнимали своих близких.

МАРИЯ АРОНОВА (Ирина Шаталина, тренер)

О проекте и фигурном катании

Тема фигурного катания и художественной гимнастики мне всегда была интересна, потому что я восхищаюсь и Тарасовой, и Винер. Я считаю, что это две великие женщины, и хотя бы чуть-чуть приблизиться к ним по теме было очень интересно. Я влюблена в эти виды спорта, всегда смотрю, всегда болею, и мои родители также. Я считаю, что это основная наша гордость.

Когда же я стала разговаривать с людьми, которые нас консультировали, с родителями детей, которые занимаются фигурным катанием, я пришла в еще большее восхищение. На какие жертвы идут родители! Какие над собой претерпевают мучения и издевательства, в прямом смысле этого слова, эти дети! Это такой холод, такие травмы, такая работа… Это какие-то фантастические люди. Я бы не смогла так, я бы пожалела свое дитя.

О своей героине

Она ни на кого из реальных людей не похожа. И мы сознательно на это шли, чтобы никого не обидеть. Мы придумали одинокую женщину, не очень женственную, довольно сдержанную. Но при этом она ходит на каблуках, как на коньках. И чтобы каким-то образом пояснить, что она не просто голословная тетка, которая ничего сама не умеет, родилась идея показать, как она садится на шпагат. К тому же мне это дается запросто, так устроены мои мышцы. Так мы показали ее спортивную подготовку, показали, что не смотря на все свои каблуки, не смотря на то, что всегда стоит за бортиком и не выходит на лед, она еще на многое способна сама.

О партнерах

И Аглаша и маленькая девочка Диана – абсолютная фантастика. Это девчонки, которые себя не жалели, которые учились всему здесь и сейчас, проходили физическую подготовку, не берегли себя на съемках. Они такие труженицы, такие умницы, что я им обеим аплодирую стоя.

Милош Бикович – дотошный, правильно относящийся к профессии, очень дисциплинированный.

И я бесконечно люблю Сашу Петрова. Этот фильм стал для меня возможностью, наконец, встретиться с ним в работе, чему я была несказанно рада. Я считаю, что это один из наших сильнейших молодых актеров. Таких парней надо беречь.

О режиссере

Я не была знакома с Олегом раньше. Но уже слышала о нем, потому что с ним работала Катя Одинцова – моя прекрасная гример, с которой я всегда работаю. И первое мнение об Олеге я услышала от Кати, которая хвалила его безумно. Говорила, что он совершенно восхитительный малый, что он большой профессионал. С этими ощущениями я на площадку и приехала. И увидела перед собой очень цельного, очень правильного человека. Хорошо воспитанного, образованного, а, самое главное, человека, который понимает, что он хочет. И, что мне в нем очень понравилось, Олег не стеснялся показать, что он что-то не знает, что не чувствует эту сцену или не очень понимает, как что-то сделать. Я имею в виду в плане актерства, потому что в том, что касается киношного производства, Олег подкован безупречно.

И еще для меня очень много значит, как режиссер себя проявляет, когда на площадке работают дети. Олег молод, но он такой взрослый, он так правильно общается с детками, настолько говорит им верные слова, так четко чувствует, когда они устали. За все время съемок Олег никого не обидел, ни на кого не накричал, он просто до мозга костей интеллигентный, интуитивный парень. Мне кажется, он вырастет в большого режиссера. У него большой талант общения с людьми.

МИЛОШ БИКОВИЧ (Владимир Леонов)

О проекте

Когда меня утвердили на роль, я разочаровался в российском кинематографе. Подумал: неужели в России нет талантливых актеров, которые смогли бы сыграть эту роль менее бездарно, чем я? А если серьезно… Потом, когда я увидел материал, я понял, что эти ребята — продюсеры, авторы сценария, режиссёр – гениальные люди! Я уверен, что стал частью большой картины.

О фигурном катании

Я раньше думал, что фигурное катание — это больше женский вид спорта. Не то, чтобы кататься, я стоять не умел. Поэтому так и думал. Начав работать над образом много общался с тренерами, дублерами. Мне были интересны их привычки. То, что для них само собой разумеющееся, для нас, обычных людей, как раз самое интересное. Фигуристы даже не знают, в чем вкусность их образа жизни, потому что для них эти привычки – нечто ежедневное.

О тренировках

Тренировался много, часто. Честно, я удивлён, что у меня зубы все остались на месте. А если серьёзно — это только выглядит легко. В этом и есть красота. Но кататься очень тяжело. Это очень мужественный спорт и требует нечеловеческих усилий. Я упал во время тренировки всего один раз. Но, поверьте, этого достаточно. Все давалось с трудом. Как только подумал, что у меня что-то на льду стало получаться, тренер мне говорит: «А теперь давай с легкостью и улыбкой…». А я нахожусь на грани жизни и смерти и чувствую, что один неправильный шаг и – буду целоваться со льдом.

О музыке

Я ранее не развивал себе способность петь. Но, думаю, что во мне есть потенциал. Может не самый большой, но какой-то есть.

О партнерах

Аглая — одна из самых талантливых актрис, которых я видел. В ней есть потенциал для мировой карьеры. Она полна жизни. В ней много энергии, много доброты и воображения. Надеюсь, что она воспользуется правильно своим даром.

С Яном Цапником невозможно работать. Он постоянно шутит. И это очень приятно. Он очень хороший актёр.

Саша Петров целеустремленный профессионал. Очень сильный актёр. Но он для меня остался закрытым как человек.

О режиссере и продюсерах

Я хочу сказать про Олега Трофима до того, как о нем выдут антологии и биографии. Олег — глубокий, интересный, чувствительный человек, но при этом открытый, веселый и скромный.

А ещё продюсеры Александр Андрющенко и Михаил Врубель. Парни, которые выглядят будто люди, а нет. Они пришельцы, которые поменяют подход к русскому кино. Короче, фильм «Лёд» для меня огромное благословение.

АЛЕКСАНДР ПЕТРОВ (Саша Горин)

О проекте

Кастинг на «Лед» начался еще во время съемок «Притяжения». И, представляете, меня не звали на пробы. Миша Врубель и Саша Андрющенко так воодушевленно мне рассказывали о готовящемся проекте, съемки которого будут проходить на Байкале. Единственное «но» – они никак не могли найти главного героя, хоть и перепробовали стольких актеров. Я еще подумал: а что ж меня-то не пробуете? Но ничего ребятам говорить не стал. Им хотелось такого нелепого и смешного персонажа, каковым они меня не считали. И вот до съемок остается буквально пара недель, группа уезжает в Иркутск, а главного героя все нет. И тут ребята решают все-таки меня попробовать, а вдруг? Я пришел на пробы скорей ради прикола. Но буквально на следующий день меня утвердили. Ребята недоумевали: то, что они искали, было совсем рядом, у них под носом. Вот так я влетел в последний вагон поезда под названием «Лед», с которым мы отправились в очень интересное путешествие.

О подготовке

Раньше я стоял на коньках. Но не более того. Для съемок мы много и упорно тренировались. С нами работали заслуженные тренера и это был бесценный опыт.

О партнерах

Нам удалось создать настоящую команду и добиться взаимопонимания. Аглая прислушивалась к нам, ведь это ее первая главная роль в большом кино, поэтому она старалась сделать эту историю как можно лучше.

Особое удовольствие мне доставила работа с Марией Ароновой. Когда-то она посмотрела сериал «Обнимая небо» и достала где-то номер моего телефона, позвонила и наговорила очень много всего приятного. Я, конечно, обалдел. У нас как-то не очень принято звонить незнакомым молодым актерам, которые тебя удивили в сериале или в кино, и говорить им какие-то вещи, которые для них важны. И, тем не менее, Мария –народная артистка РФ, любимица публики, большой профессионал – это сделала. И для меня, молодого артиста, это было огромным счастьем, что мне просто так позвонила такая величина. И видно, что она сильно за тебя переживает. В дальнейшем мы так и не виделись, даже несмотря на то, что мы играем спектакли в одном театре, в театре Пушкина, нам так ни разу и не удавалось пересечься. Мы лишь передавали приветы друг другу через художественного руководителя театра. И вот на съемочной площадке «Льда» мы, наконец, встретились. Мы просто подошли друг к другу, она обняла меня, я обнял ее. Громкие слова были ни к чему, и это были невероятные ощущения.

О Байкале

Когда выходишь на лед, и вокруг почти никого нет, лед начинает с тобой разговаривать. Это поразительно. Днем этот треск очень громкий — это лед вслух разговаривает. Вечером его почти не слышно — это он шепчет, и его можно услышать, приложив ко льду ухо. Это удивительные, конечно, вещи. И энергетически очень сильные.

О музыке и танцах

С нами работал Олег Евгеньевич Глушков, хореограф, который ставил танцы и номера в фильме Валерия Петровича Тодоровского «Стиляги». Он так же был моим преподавателем современного танца в ГИТИСе и поставил с нашим курсом пластический спектакль. Поэтому я был уже знаком с ним и его талантом и очень обрадовался, когда узнал, что он будет хореографом «Льда».

О режиссере

Олег – большой молодец. Это новая волна российских режиссеров, как мне кажется. И очень здорово, что, находясь на съемочной площадке с более опытными людьми, такими как оператор Михаил Милашин, как Мария Аронова, Олег старался к каждому прислушаться и работал очень спокойно, по-современному.

О фильме

Мне кажется, что пазл из людей, которые работали над фильмом, совпал настолько идеально, что получилось очень достойное кино. Есть в нем что-то чудесное. Притом, что ощущение этого чуда появилось уже после окончания съемок и пост-продакшна. Так что теперь я твердо уверен, что кино удалось.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

*

© 2014-2018 Кино-Панк

КОНТАКТЫ