Кино-панк

«Здравствуй, папа, Новый год! 2»: факты о фильме

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

В сиквеле комедийного хита 2015 года отец и отчим, Дасти (Марк Уолберг) и Брэд (Уилл Феррелл), объединяются, чтобы организовать для своих детей идеальный рождественский праздник. Но их с горем пополам достигнутый нейтралитет оказывается под угрозой, когда к внукам приезжают олдскульный мачо-папаша Дасти (Мел Гибсон) и чувствительный и эмоциональный папочка Брэда (Джон Литгоу). Они как нельзя кстати, чтобы превратить Рождество в кошмарный хаос.

Главными героями сиквела популярной комедии 2015 года вновь стали Дасти (Марк Уолберг) и Брэд (Уилл Фаррелл). Отец и отчим очаровательных Дилана и Мэгги решают устроить для детей незабываемое Рождество. С горем пополам достигнутый паритет главных героев оказывается под угрозой, когда к внукам приезжают их собственные отцы – до невозможности крутой отец Дасти и чувствительный и эмоциональный папочка Брэда. Они способны превратить Рождество в кошмарный хаос и, кажется, не собираются упускать такую возможность.

Paramount Pictures и Gary Sanchez productions представляют фильм режиссёра Шона Андерса ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД! 2. В главных ролях: Уилл Феррелл, Марк Уолберг, Мэл Гибсон, Джон Литгоу, Линда Карделлини, Алессандра Амброзио и Джон Сина. В фильме также снялись Скарлет Эстевез, Оуэн Уайлдер Ваккаро и Диди Костин. Сценарий Шон Андерс написал в соавторстве с Джоном Моррисом, опираясь на описанные Брайаном Барнсом персонажи. Картину продюсировали Уилл Феррелл, Адам МакКей, Крис Хенчи, Джон Моррис и Кевин Мессик. Исполнительными продюсерами выступили Молли Аллен, Шон Андерс, Джессика Элбаум, Марк Уолберг и Стивен Левинсон. В закадровую команду вошли оператор Хулио Макат (ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД!; НЕСНОСНЫЕ БОССЫ 2), художник-постановщик Клэйтон Хартли (ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД!; ТЕЛЕВЕДУЩИЙ: И СНОВА ЗДРАВСТВУЙТЕ), монтажёр Брэд Е. Уилхайт (ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД!), дизайнер костюмов Кэрол Рэмси (ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД!; франшиза НЕСНОСНЫЕ БОССЫ) и композитор Майкл Эндрюс.

РАСТУЩАЯ СЕМЬЯ

Главными героями комедии 2015 года ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД! стали обычный заботливый отчим Брэд (Уилл Феррелл) и брутальный отец Дасти (Марк Уолберг), которые вступают в непримиримую борьбу за внимание Дилана (Оуэн Ваккаро), Мэган (Скарлет Эстевез) и их мамы Сары (Линда Карделлини). Со временем Дасти и Брэду удалось урегулировать все недопонимания и достигнуть, хоть и шаткого, но мира. Однако их хрупкий альянс может рассыпаться, как карточный домик, под грузом новой проблемы: к ним на праздники приезжают их собственные отцы – чересчур заботливый Дон (Джон Литгоу) и мачо Курт (Мэл Гибсон).

Для кинематографистов сиквел стал лишним поводом тщательнее изучить динамику семейной жизни и выудить из неё комичные моменты. «Первый фильм был эдаким бромансом1, – объясняет сценарист и режиссёр Шон Андерс, – два кардинально отличающихся друг от друга парня пытаются найти общий язык ради детей. Изначально мы не планировали снимать сиквел, но идея познакомить зрителей с отцами наших главных героев, приезжающими на Рождество, показалась нам слишком уж привлекательной. Кроме того, это обстоятельство помогло нам сформировать новый конфликт между Брэдом и Дасти. Нельзя было манкировать таким шансом».

«Мы выбрали Рождество, потому что это особенно сложное время для неполноценных и смешанных семей, в которых бывает трудно понять, кто с кем проводит праздники, – продолжает Андерс. – Это нередко приводит к курьёзным ситуациям и казусам. Как смешные, так и грустные моменты будут многим знакомы и понятны».

«Мне казалось очевидным, что в сиквеле фильма ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД! должно появиться больше отцов, – говорит продюсер и соавтор сценария фильма Джон Моррис. – Это дало нам возможность увидеть, в кого пошли Брэд и Дасти».

КАСТИНГ

Сиквел помог представителям закадровой команды вновь встретиться с любимыми актёрами. «Мы не могли упустить шанс снова поработать с Уиллом, Марком, Линдой и юными талантами, – признается Андерс. – Уилл всегда привносит в съёмочный процесс толику безумия и веселья. Марк в каждой своей роли предельно убедителен, кого бы он ни играл. Линда – звезда мировой величины, с которой очень интересно и весело работать. И, конечно, Скарлет и Оуэн – юные дарования, с которыми мы все были очень рады встретиться вновь на съёмках сиквела. Не представляю продолжения без них».

Продюсер Крис Хенчи говорит: «Мы хотели сохранить все, что зрителям понравилось в первом фильме, но сделать ещё лучше. Семья разрастается: у Брэда и Сары появился малыш Гриффи. Дасти женился на Карен (Алессандра Амброзио), а её дочь Адрианна (Диди Костин) стала ему падчерицей. В сиквеле актрисы получили более внушительные роли, как и Джон Сина, сыгравший роль Роджера, бывшего супруга Карен. Словом, в этом необычном семейном пироге появилось много слоёв, а персонажи Мэла Гибсона и Джона Литгоу стали его украшением, способным любой праздник превратить в балаган».

Андерс замечает: «В начале фильма у зрителей может возникнуть впечатление, что Брэд и Дасти из кожи вон лезут, чтобы стать идеальными отцами. Брэд следует советам своей методички с упорством зубрилы. Отец и отчим всегда стремятся думать в первую очередь о детях, а лишь затем урегулировать конфликты друг между другом».

«Разумеется, мне было приятно вновь встретиться с Марком, – признается Фаррелл, который работает с Уолбергом уже в третий раз. – Приятно, когда находишь общий язык с хорошо знакомым человеком. Кроме того, мне очень понравилась идея сиквела – Брэд и Дасти пытаются стать идеальными отцами, а тут заявляются их собственные папаши».

«Я всегда чувствовал себя раскованно, импровизируя с Уиллом, – говорит Уолберг о работе с Фарреллом. – Он талантлив, но звёзд с неба не хватает. Его юмор основан на искреннем желании смешить людей. Когда я все же решился попробовать свои силы в жанре комедии, я очень тщательно выбирал роль, которая меня могла бы заинтересовать. Встретившись с Уиллом и продюсером Адамом МакКеем, которые собирались пригласить меня на съёмки фильма КОПЫ В ГЛУБОКОМ ЗАПАСЕ, мне хватило пяти минут, чтобы согласиться. Сейчас, по прошествии нескольких лет, мы снимаемся вместе уже в третьем фильме».

В первом фильме Дасти выступал главным антагонистом, однако в сиквеле он уступил это место Курту в исполнении Мэла Гибсона. «Дасти уже не настолько крут и брутален, каким он был когда-то, – объясняет Уолберг. – Он внял многим советам Брэда и стал действительно хорошим отцом. Дасти не так-то просто выбить из колеи, но Курт, кажется, нашёл свой подход и регулярно подкалывает сына за его методы воспитания детей. Дасти разрывается между стремлением стать хорошим родителем и попытками впечатлить отца».

«Дасти, конечно, многому научился у Брэда, однако демонстрировать свои новые навыки перед своим отцом все же стесняется, – объясняет Андерс. – Курт играет на этой неловкости, так что мы увидим, как парень, который казался невозмутимым и непоколебимым, в мгновение ока начинает возмущаться и колебаться. Было интересно видеть, как Марк направляет поведение Дасти в совершенно иное русло».

«Фактически, мы с Уиллом поменялись ролями, – отмечает Уолберг. – Всегда интересно пробовать что-то новое, поэтому было забавно наблюдать за тем, как Дасти вынужден проявлять слабость и ранимость, видеть, как этот персонаж развивается».

Андерс признается, что испытывал подобные чувства от присутствия Гибсона на площадке: «Мэл невероятно талантливый актёр и режиссёр, и я, правда же, не знал, чего ожидать. Я чувствовал себя, как отец, в доме которого появляется коварный отчим. Но спустя какое-то время я убедился в том, что он самый мягкий и дружелюбный человек из всех, кого я когда бы то ни было встречал».

«Мэл Гибсон был идеальным кандидатом на роль отца Дасти, – утверждает Хенчи. – В нем были развязность и бравада, которые герой Марка Уолберга демонстрировал в первом фильме. Глядя на Курта, понимаешь, в кого пошёл Дасти, они – наглядная демонстрация поговорки «яблочко от яблоньки недалеко падает». В отце столько же тестостерона и духа соперничества, сколько и в его сыне. Многие комедийные и конфликтные моменты в фильме вызваны тем, как Курт реагирует на изменившиеся приоритеты Дасти».

О своём персонаже Гибсон говорит: «Курт – астронавт, его образу жизни не позавидуешь. По натуре он волокита и по-прежнему использует свои любительские, работавшие в юности приёмы, несмотря на то, что уже давно не молод. То, что персонаж застрял в молодости, дало нам много вариантов для шуток, которые вошли в фильм. Курт любит своего сына, но он никогда не был идеальным отцом, не стал им и теперь, так что отношения Дасти и его отца все ещё далеки от совершенства».

На другой стороне родительского спектра находится Джон Литгоу, сыгравший роль Дона – дружелюбного и любвеобильного папочку, полную противоположность независимому Курту. «У Дона большое сердце, он из тех, кто целенаправленно предпочитает летать с пересадками, чтобы встретиться и познакомиться с большим количеством людей на разных самолётах, – рассказывает о своём персонаже Литгоу. – Он словоохотлив и обожает рассказывать невероятно скучные истории, которые смешат только его и Брэда; Дон любит перескакивать с темы на тему и стремится прибрать любую комнату, в которой оказывается».

«Дон и Брэд похожи, как две капли воды, – продолжает мысль Феррелл. – Кажется, что у них отличные отношения отца и сына, но ни один из них не умеет признать наличие проблемы и приступить к её решению».

«Мне очень нравится мой герой, – признается Литгоу. – В нём есть какая-то невинная непосредственность, его единственным недостатком можно считать излишнюю словоохотливость».

«Джон столь же идеален в роли Дона, как Мэл – в роли Курта, – говорит Феррелл. – Дон – очень милый и жизнерадостный человек, который может себе позволить поцеловать сына в губы при встрече в аэропорту. Для Дасти и Курта это явный перебор, они не так близки».

«Брэд и Дон, кажется, наслаждаются своими отношениями, – объясняет Хенчи. – Они заканчивают предложения друг друга, а Брэд смеётся над всеми шутками, которые отпускает Дон. Нетрудно догадаться, что Брэд приобрёл свои родительские навыки у добродушного, любвеобильного и внимательного отца. В отношениях между Дасти и Куртом все наоборот».

«Дасти немного завидует отношениям между Доном и Брэдом, – отмечает Уолберг. – Дасти и Курт стесняются показывать свои чувства на людях и вообще как бы то ни было демонстрировать свою уязвимость. Когда Дасти был маленьким, Курт никогда не говорил, что любит его, но он работает над собой».

«Несмотря на то, что мы играли кардинально отличающихся друг от друга персонажей, наш квартет быстро нашёл общий язык, – говорит Литгоу. – Мы подшучивали друг над другом, каждый отлично знал свою роль и мог всецело положиться на коллег. Дасти начинает завидовать близости Брэда и Дона, но безупречные, казалось бы, отношения наших персонажей начинают разваливаться. Вообще, взаимоотношения отцов и детей – тема на редкость сложная. Тем интереснее она для сюжета и для актёров, играющих свои роли».

Гибсон был впечатлён актёрским талантом Литгоу: «Джон феноменален, у него получались самые удивительные импровизации, какие я только видел. Он просто начинает говорить, и каждая фраза – на вес золота! Я видел его в роли Уинстона Черчилля, коварного серийного убийцы, теперь – в комедийной роли. Кажется, что он с любым амплуа справляется играючи».

«Собравшись в одной комнате, мы все поняли, насколько удачным был кастинг – когда Марк встал рядом с Мэлом, а Уилл подошёл к Джону, – вспоминает Андерс. – Марк и Уилл не только гениальные актёры, которые знают своё дело, они даже внешне похожи на тех, кто играл отцов их персонажей. У них была даже походка идентичная! Словом, о лучших дуэтах я и мечтать не мог».

Линда Карделлини вернулась к амплуа Сары, бывшей супруги Дасти, вышедшей замуж за Брэда. Героиня изо всех сил стремится сохранить мир в хаотически разрастающемся семействе.

Андерс объясняет: «Линде досталась сложная роль. Когда-то Сара была замужем за Дасти, но решилась на развод, поскольку не могла смириться с его образом жизни. Затем она встретила Брэда. Она знает обо всех достоинствах и недостатках обоих, знает, как обходить водовороты и мели на пути следования их семейного судна».

«У Брэда и Сары теперь трое детей, – говорит Карделлини. – Малыш Гриффи уже ходит и старается разговаривать; Дилан и Мэган повзрослели, кроме того, у них появилась сводная сестра Адрианна. В столь быстро разрастающейся семье становится все сложнее сделать Рождество таким, чтобы угодить каждому».

Оуэн Ваккаро и Скарлет Эстевез вновь сыграли роли Дилана и Мэган. Юные актёры с радостью восприняли пополнение их кинематографического семейства и были без ума от игравших роль Гриффи тройняшек Коннора, Дилана и Дафны Уайз. «Они такие милые, – говорит Ваккаро. – Мы со Скарлет обожали играть с ними. Если у них не было настроения, мы стремились как-то их подбодрить, потому что без хорошего настроения на съёмочной площадке нельзя».

Эстевез предпочитала работать именно с тройняшками, а не с их «дублёрами». «Для некоторых сцен младенцев заменяли похожей на них куклой, – вспоминает актриса. – Честно сказать, было жутковато. Эти куклы пугали всех».

Адрианну, сводную сестру Дилана и Мэган, сыграла Диди Костин. В сиквеле ей была уготована более внушительная роль – она серьёзно усложняет жизнь и отчиму, и сводному брату. «Моя героиня любит подзуживать Дилана и недолюбливает своего отчима, – рассказывает Костин. – Чем больше Дасти пытается растопить её сердце, тем, кажется, меньше у него шансов».

Алессандра Амброзио сыграла роль Карен, матери Адрианны. «Карен обладает таким количеством достоинств, что это не может не напугать, – говорит Карделлини. – Эта красивая, высокая и уверенная в себе бразильянка – доктор и успешная писательница. Она постоянно что-то записывает, и это начинает нервировать. Что она там написала обо мне? Что она говорит обо мне детям? Сара оказывается в незавидном положении, и тут можно провести параллель с соревнованием парней в первом фильме».

Роль Карен стала первой серьёзной ролью Амброзио в кино. Ранее модель Victoria’s Secret играла эпизодические роли в фильмах ЧЕРЕПАШКИ-НИНДЗЯ 2; КАЗИНО РОЯЛЬ; и ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД!.

Амброзио отметила невероятно дружелюбную атмосферу на съёмочной площадке. «Я уже встречалась со всеми на съёмках первого фильма, но тогда я на площадке пробыла всего несколько дней, – объясняет актриса. – На этот раз все было более спокойно и размеренно. Я проводила много времени в компании Линды, с которой было очень приятно и интересно работать. У неё отличное чувство юмора, между дублями мы всласть насмеялись. В каждом кадре она отыгрывала свою роль безупречно».

Роль Роджера, бывшего мужа Карен, сыграл Джон Сина – профессиональный боец WWE, запомнившийся многим по роли в фильме ДЕВУШКА БЕЗ КОМПЛЕКСОВ. «Роджер – истинный кошмар для Дасти, его собственная копия, только крупнее и круче, – рассказывает Сина. – Для съёмок первого фильма подыскивали актёра, который мог бы напугать Дасти одним своим внешним видом. По слухам, Марк заявил: «Доставьте мне Джона Сину». Время было подобрано идеально – меня недавно можно было увидеть в комедии ДЕВУШКА БЕЗ КОМПЛЕКСОВ, где моего героя сравнивали с «Марком Уолбергом, съевшим Марка Уолберга».

По словам Сины, все попытки Дасти и Карен сделать Роджера частью семьи тщетны: «У моего героя нет с этими людьми ничего общего, так что как бы они ни старались, у них ничего не выходит».

Сина признает, что Роджер сам – далеко не идеальный отец: «В нем прослеживаются многие родительские недостатки, которые были у Дасти в первом фильме. Он крут, но не всегда оказывается рядом, когда действительно нужен. Он предпочитает заявиться в любой, удобный для него момент, испортить детям аппетит сладостями, дать им все, что они попросят, чтобы завоевать их любовь, и исчезнуть, предоставив матери и отчиму заниматься настоящим воспитанием. Он наглядно демонстрирует Дасти, с какими недостатками тот сумел справиться».

«Джон – один из моих любимых актёров, – говорит Андерс. – Когда у такого качка оказывается плохой характер, это страшно, но на экране достаточно смешно. Невероятно, как в одном актёре может сочетаться физическая мощь и впечатляющее чувство юмора».

«На нашей площадке не было самовлюблённых эгоистов, – добавляет режиссёр. – Съёмки проходили в атмосфере дружбы и взаимопонимания».

СОЗИДАНИЕ РОЖДЕСТВА

Помимо актёров, на съёмочной площадке фильма ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД! 2 встретились вновь многие специалисты закадровой команды. «За годы совместного творчества Шон и Джон подобрали на редкость слаженную команду специалистов, с которыми им комфортно и приятно работать, – говорит Хенчи. – Отчасти именно это позволило им создать на площадке семейную атмосферу. Съёмки нередко бывают делом весьма утомительным и нервным, поэтому очень важно, чтобы работать с людьми было весело и просто».

Тема семьи воспринималась буквально оператором Хулио Макат, чьи сыновья Андреас и Макс работают в операторской группе. ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД! 2 станет третьей совместной работой Маката с Андерсом и Моррисом – раньше они встречались на съёмках фильмов НЕСНОСНЫЕ БОССЫ 2 и ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД! «Трёх фильмов вполне достаточно, чтобы найти общий язык с режиссёром и сценаристом, – считает оператор. – А с некоторыми спецами из своей команды я вообще знаком всю жизнь».

«Именно благодаря Хулио фильм получился таким зрелищным, – убеждён Моррис. – Никто лучше него не может перенести образы из нашего воображения на большой экран».

«Даже в самые трудные дни Хулио всегда улыбчив и приветлив, – добавляет Хенчи. – Монтажная всегда сотрясается от смеха, когда он работает».

В амплуа художника-постановщика вновь выступил Клэйтон Хартли, часто работающий с Гари Санчезом. В его послужном списке – и захватывающие локации Луизианы в дебютном фильме ГДЕ УГОДНО В АМЕРИКЕ [Anywhere, USA], и такие бесспорные хиты, как ДЖЕРРИ МАГУАЙЕР и ТЕЛЕВЕДУЩИЙ. «Действие практически всего фильма ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД! происходило в доме и его окрестностях, – говорит художник, – поэтому на Рождество мы решили вывезти наших героев за город».

Пытаясь впечатлить вновь обретённую семью, Курт приглашает всех в великолепный коттедж, который он по случаю снял через систему Airbnb. Декоратор Дэбби Катлер, работавшая также на съёмках фильма ЗДРАВСТВУЙ, ПАПА, НОВЫЙ ГОД!, вспоминает: «В одной из глав сценария все восхищаются: «Ты только посмотри на это! Невероятно!», так что мы стремились сделать что-то, что могло вызвать такую реакцию».

Хартли и его команда выстроили интерьеры экстравагантного дома в павильоне студии New England в Девине (штат Массачусетс). По словам Катлер, обстановка должна была получиться «чем-то средним между альпийской лечебницей и Ральфом Лореном».

Говоря о дизайне, Хартли уточняет: «У нас была масса вводных – описание в сценарии, воображение Шона и то, каким видел интерьер я сам. Мне выдался шанс самому выстроить дом своей мечты».

«Работа была очень сложной, – берет слово Хенчи. – Наши дизайнеры выстроили особняк площадью более чем в 1800 м2 в павильоне, в котором поместилось 180 человек, включая массовку и съёмочную группу».

Закончив со строительством, Катлер и её команда принялись за интерьер комнат. «В кадре должно было появиться множество предметов, свидетельствующих о том, что домик находится в горах, – рассказывает декоратор. – Снегоступы, чучела лосей и оленей, а также множество антикварных предметов создали требуемую нам атмосферу. Нам хотелось, чтобы актёры по-настоящему поверили, что оказались высоко в горах».

Открытая планировка коттеджа представляла для Катлер определённые сложности: «Камера видела все, так что нам пришлось прорабатывать практически весь интерьер. Скажем, сцены обеда в сценарии не было, но декорации кухни никто не отменял. Это внушительное помещение сразу же бросалось в глаза, с какого бы ракурса ни снималась сцена. Обеденный стол мы сделали из вермонтского дуба и выкрасили его. Вся мебель, включая стулья и комоды, была деревянной. В игровой комнате находились музыкальный автомат и бильярдный стол, даже настольный хоккей был сделан так, словно казалось, будто он выпилен из дерева. Кроме того, мы нашли несколько компьютерных игр о зимних видах спорта – об этом особенно просил Шон. Мы бы не хотели, чтобы взгляд пытливого зрителя упал на какой-то угол, который мы пропустили или проигнорировали. Весь интерьер дома должен был быть законченным и выдержанным в одном стиле».

Для съёмок экстерьерных сцен у коттеджа кинематографистам пришлось карабкаться в горы. Менеджеры по подбору локаций нашли домик в Беркшире, архитектура и окружение которого могли соответствовать высокогорному климату.

«Нам нужен был снег, – объясняет Моррис, – что было сопряжено с вполне понятными трудностями – в марте в Бостоне найти снег не так просто, поэтому мы решили отправиться в Беркшир. Мы остановились в монументальном особняке в горах на целую неделю. Это было очень похоже на семейную загородную поездку».

«Мы нашли замечательный домик в очень живописном местечке в Беркшире, – вспоминает Хартли. – Единственная проблема заключалась в том, что за коттедж в лесу он вряд ли бы сошёл. Нашим бедным декораторам пришлось в мороз, украшать территорию бутафорскими и настоящими кустами и деревьями, чтобы создать нужную нам атмосферу».

Хенчи был впечатлён тем, как преобразился дом: «Клейтон всегда придумывает что-то из ряда вон выходящее. Когда я впервые увидел этот дом, не мог поверить, что его удастся превратить в настоящий горный коттедж, но когда вернулся спустя неделю, дом преобразился до неузнаваемости. Клейтон – истинный мастер перевоплощения, настоящий маг и волшебник».

Погода также вносила свою лепту в копилку тягот, с которыми столкнулись кинематографисты. «Работать было очень холодно, но весело, – вспоминает Катлер. – Мы сделали наш собственный искусственный снег, потом начинал идти настоящий снег, затем снег начинал таять, смывая искусственный, нам приходилось все начинать сначала. К счастью, с нами работала очень профессиональная и терпеливая команда по разработке визуальных эффектов».

Обосновавшись в коттедже, герой Уилла Феррелла решает продемонстрировать своё мужество, срубив самую большую ёлку, какую только сможет найти. В результате вместо дерева он срубает вышку сотовой связи, задрапированную под ёлку – эта сцена стала одной из самых любимых для Хартли и Катлер. «Сцена срубки «ёлочки сотовой связи» была намного сложнее в подготовке, чем было описано в сценарии», – утверждает Хартли. «Ёлочка была действительно впечатляющей, – вторит коллеге Катлер. – В ней было почти восемь метров, все металлические лапы и иголки были приварены к стволу, который впоследствии мы заклеили корой. Двое декораторов трудились над этим искусственным деревом на протяжении трёх недель. Когда настало время устанавливать дерево, нам потребовалась помощь огромного коллектива, поскольку ёлка была практически вся из металла, а следовательно – невероятно тяжелой».

Ещё одной непростой декорацией стал кинотеатр, снаружи которого разыгрался настоящий снежный буран. Продюсеры договорились с владельцем закрытого кинотеатра, который разрешил делать со зданием все, что кинематографистам будет угодно. Хартли вспоминает: «На подготовку сцены у нас ушёл месяц. Мы привезли контейнеры, из которых соорудили трёхэтажный фасад, задрапировав его серой материей. Кроме того, мы организовали парковку и подогнали несколько машин для большей реалистичности. Только после этого мы приступили к метели. Наш координатор по специальным эффектам Джереми Хейс создал настоящую пургу. При правильном освещении и достаточно сильном ветре буран получился замечательным. На такой холодно даже смотреть».

Помимо прочего, Хартли и Катлер украшали главную улицу городка Конкорд (штат Массачусетс), которая должна была выглядеть рождественской… в марте.

«Трудно себе представить людей более отзывчивых и гостеприимных, чем жители Конкорда, – заявляет Хартли. – На то, чтобы украсить целую улицу небольшого городка, требуется немало времени и терпения. Горожане предоставили нам и тот, и другой ресурс в неограниченном количестве».

Впрочем, в выбранном сезоне были и свои скрытые преимущества, который Катлер по достоинству оценила. «Поскольку весь фильм мы снимали весной, я смогла покупать новогодние аксессуары с гигантской скидкой, – смеется она. – За мной постоянно следовал грузовичок с разнообразными украшенными ёлками и прочей новогодней утварью. Фактически, я без этого грузовичка никуда и не выезжала».

Сцена Рождества стала едва ли не самой сложной во всех съёмках. Хартли объясняет: «Это довольно масштабная сцена, в которой заняты чуть ли не все актёры. Мне нужно было подготовить достаточно места, чтобы Шону было где развернуться. На репетиции мы вытащили из офиса всех сотрудников, которые присоединились к нашим актёрам, а Шон мог бы посмотреть, как мы все придумали и внести свои коррективы».

Катлер развивает мысль: «Для сцены Рождества мы выстроили две декорации – внутри домов на улице в Конкорде и снаружи. Это было сделано с единственной целью – чтобы мы могли снимать ночные сцены в дневное время, а наши юные актёры ложились спать вовремя. Экстерьерные декорации использовались для съёмок ближних планов взрослых актёров и снежковых баталий».

Андерс особо отмечает заслуги дизайнера по костюмам Кэрол Рэмси, которой пришлось активно поработать над сценами Рождества и игрой в снежки. «Кэрол создала невероятные костюмы, – говорит режиссёр. – Ещё до начала съёмок я не мог сдержать смех, представляя наших актёров в костюмах Девы Марии, Иосифа и волхвов. Если люди в таких костюмах начинают о чём-то спорить, это само по себе вызывает смех».

Андерс признается, что рождественские сцены стали и для него самыми любимыми: «Парни хотели было подраться, но чтобы не делать этого на глазах у детей, затеяли игру в снежки. Праздники иногда пробуждают в нас негатив, но для детей мы стремимся этот негатив скрыть. Мне кажется, так можно было бы охарактеризовать наш фильм – практическое пособие по избежанию конфликтов в праздничный период».

«В картине будут представлены самые разнообразные конфликты, возникающие между родителями и детьми, однако любое родительское поведение может быть объяснено с позиции здравого смысла, – продолжает режиссёр. – Решаете ли вы проблемы в лоб, пытаясь сохранить самообладание, или страх вынуждает вас искать обходные пути. На войне все средства хороши».

«Курт – отличный отец, который предпочитает высказывать своему отпрыску горькую правду, – говорит Уолберг. – Но, в конечном счёте, каждый отец стремится дать своему ребёнку всё самое лучшее. Просто они достигают этого разными способами».

«В сюжете этой истории сокрыто множество тем, которые раскрываются в необычной форме, – считает Феррелл. – Кто-то скажет, что гнаться за двумя и более зайцами бесполезно, но мне подобная многослойность фильма импонирует».

«Мы очень старались, чтобы отношения наших персонажей выглядели естественно, – резюмирует Андерс. – Надеюсь, каждый из зрителей не только узнает себя в ком-то из наших героев, но и сделает соответствующие выводы, взглянув на проблему под другим углом. Мы, правда же, стремились снять эти моменты как можно более правдивыми, а кроме того, сделать сиквел комедии ещё более масштабным, зрелищным и смешным. Не могу дождаться реакции первых зрителей».

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

*

© 2014-2017 Кино-Панк

КОНТАКТЫ