Кино-панк

Софичка

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Фильм «Софичка», снятый по мотивам одноименной повести Фазиля Искандера, стал дебютной работой молодого режиссера Киры Коваленко, ученицы Александра Сокурова.

Остановимся.

Одно предложение – три имени. Два из них сразу дают зрителю определенную установку: он начинает смутно догадываться, какой будет картина. Выстраивает определенные ожидания. И, конечно, готовится сравнивать. Фильм – с книгой. Режиссера – с учителем.

Непросто начинать, когда за спиной два громких имени, две значительные фигуры, но, вероятно, Кира Коваленко была готова к трудностям, которые ей приходилось преодолевать на протяжение всего съемочного процесса. Впрочем, много ли вы знаете фильмов, съемки которых не были бы сопряжены с разного рода сложностями? Как бы то ни было, работа закончена и премьера состоялась (почти год назад), но в России по-прежнему мало кто знает о появлении нового режиссера, создающего качественные некоммерческие фильмы.

Не стоит думать, что все в «Софичке» является производной от самостоятельного творчества Сокурова, хотя его влияние – идейное и эстетическое – безусловно, ощущается. Да, порой слышатся отголоски узнаваемой сокуровской манеры, но говорит с нами именно Кира Коваленко. Режиссер проявила немало упорства в стремлении достичь того законченного образа, той картинки, которая сложилась в ее голове. Вряд ли в «Софичке» найдется хоть одна деталь, которой не коснулась бы мысль режиссера: все, начиная с актеров (в большинстве своем «лица из толпы», случайно встреченные люди) и реквизита, и заканчивая цветокоррекцией, укладывается в общую концепцию картины. Иными словами, в фильме нет ничего случайного, и безапелляционное заявление Киры Коваленко: «Весь зеленый я убью», – имеет свой смысл. Отказ от пестрых, сочных красок, которыми славится Абхазия, предоставляет неограниченные возможности для интерпретаций, и точно можно сказать лишь одно: специально приглушенная и словно припыленная палитра придает особое ностальгическое настроение, мягкое и лиричное.

Немаловажным режиссерским решением, которое не может ускользнуть от внимания зрителя, стал выбор языка. Фильм снят на абхазском языке, у него нет дополнительных звуковых дорожек, зато есть субтитры, которые, к слову, дублируют не все реплики, а лишь максимально необходимые для понимания сюжета. В таком виде картина была представлена на международном кинофестивале, такой же ее видят зрители отечественных кинотеатров. Кира Коваленко таким образом поступилась волей писателя (Фазиль Искандер, как известно, все свои произведения принципиально писал на русском языке), но вопрос в другом: что это решение дало фильму? Прежде всего, глубину погружения – в историю, в эпоху, в культуру. Возможность передать нерасчленимое многоголосье, шум села, крохотного замкнутого мира, в котором кипит своя неведомая жизнь. Подчеркнуть обособленность людей, живущих по собственным законам и обычаям, сосредоточенных на своих маленьких радостях и бедах, людях, которые без притворства вздыхают: «Знать бы еще, где эта Германия».
В какой-то момент ловишь себя на мысли, что необязательно опускать взгляд на субтитры. История понятна и без них, поскольку, увы, она лишь одна из многих, но оттого не менее трогательная. В центре сюжета – судьба одной женщины, пережившей войну и ссылку, испытавшей боль утрат, разочарование и все-таки счастье. Спустя десятилетия Софичка возвращается в дом, где когда-то жила с мужем. И вновь перед глазами, видевшими ужасы сменяющихся эпох, но, кажется, никогда не знавшими слез, вырастают образы из другой, прошлой жизни.

Конечно, не все в этой жизни может показаться очевидным, если вы не знакомы с культурными реалиями Абхазии. Писателю проще объяснить особенности местного быта, традиций, менталитета, режиссер зачастую такой возможности лишен. Но не по этой причине характер кино-Софички уступает, как мне кажется, характеру ее литературного альтер эго. Дело не в том, что не нашлось подходящих кинематографических средств для описания внутреннего мира героини, а в том, что режиссер опустила значимые для развития образа события. Приведу лишь один пример. Из повести мы узнаем, что Софичка не просто вышла замуж за любимого человека, нет – она была «добровольно украдена» женихом (брак не был бы одобрен по ряду причин), то есть попросту сбежала с ним. Чем не чегемская Дездемона? Режиссер этот поступок (не только дополняющий характер героини, но и многое в нем объясняющий) проигнорировала. Без подобных этой деталей экранный образ стал… более плоским?

И снова следует немного притормозить: фильм не является экранизацией в строгом смысле слова, литературный сюжет лишь служит основой, из которого вырастает самостоятельный фильм, поводом для размышлений режиссера. Софичка Киры Коваленко и Софичка Фазиля Искандера – разные люди, разные характеры, хотя, безусловно, истории их очень похожи. И вам решать, какая из них симпатичнее.

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

Добавить комментарий

Email не публикуется

*

© 2014-2017 Кино-Панк

КОНТАКТЫ