Кино-панк

Безвестные странники Первой мировой: «1917»

В российском прокате лидирует антивоенная драма Сэма Мендеса «1917». Александр Николаенко рассказывает об этой уникальной картине, которой на следующей неделе, скорее всего, не удастся избежать «Оскара».

Ранняя весна, едва ощущаемый ветер раскачивает пшеничные колоски, под тенью ветвистого дерева спят два солдатика. Вскоре им придётся явиться в командный пункт, получить срочное задание, прорваться через вражескую полосу обороны и спасти 1600 братьев по оружию от неминуемой и бессмысленной бойни на линии Гинденбурга. Всё это путешествие предстаёт на экранах одним монолитным пластом, длиннейшем двухчасовым дублем, фиксирующем каждый из 13 километров пути в режиме реального времени.

Кадр из фильма «1917»

Кадр из фильма «1917»

Визуальный ряд фильма кажется чем-то волшебным. Сэм Мендес утверждает, что в среднем один дубль длился около 8 минут, а значит по ходу повествования замаскировано не больше 15 склеек (для примера, Кристофер Нолан использует от 3000 до 3500 склеек за фильм). Однако длинные дубли Мендеса – это не просто трюк для демонстрации мастерства и привлечения внимания, это полноценный художественный элемент, необходимый неповоротливой драматургии картины. Внимание камеры постоянно отвлекается на мельчайшие детали: раненого солдата, крысу в блиндаже, полусгнивший труп; отрываясь от частностей, она широкоугольным объективом охватывает пространство и даже, находясь в тесном кузове грузовика, снимает не столько лица солдат, сколько вьющуюся позади дорогу, потому что вся территория, вся гигантская сцена – полноправный герой фильма, о котором необходимо рассказывать как можно подробнее.

Кадр из фильма «1917»

Кадр из фильма «1917»

Общаться со зрителем Мендес предпочитает без слов. Текста в фильме немного, и он достаточно слаб. Особенно это заметно во вступительных сценах, когда герои вспоминают родных и близких, задумываются об абсурдности окопной войны. Если бы реплики были еще короче, то фильм, вероятно, выиграл бы в эстетике, ведь «1917» — не шумная героическая эпопея, а очень тихий стелс-триллер антивоенной направленности. В новаторской форме он провозглашает традиционные для англосаксонской культуры ценности: уютный дом, цветущий сад, дружную семью; народная песня Wayfaring Stranger, звучащая в предкульминационной сцене в лесу, подчёркивает это.

I’m going there to see my Mother,
She said she’d meet me when I come,
So, I’m just going over Jordan,
I’m just going over home.

Кадр из фильма «1917»

Кадр из фильма «1917»

Сегодня «1917» особенно важен, потому что не боится быть «не таким» фильмом о войне. Фильмом без пафосных речей, излишней кровавости, жгучего патриотизма. Самые главные и самые простые слова в картине произносит полковник МакКензи в исполнении Бенедикта Камбербэтча: «Вы справились — передали приказ, но, я знаю, на заре придёт новый». А значит где-то уже бегут другие солдатики и вся война, весь ужас складываются не из батальных сцен, а из коротеньких человеческих историй, которые в режиме реального времени можно перенести на экран.

Реклама на «Кино-Панк»

© 2014-2020 Кино-Панк

КОНТАКТЫ    

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77 - 74308 от 23.11.2018