Кино-панк

Двадцать веков неудач: «Тайная жизнь»

Медленный, красивый, прямолинейный, непростой фильм Терренса Малика «Тайная жизнь» добрался до российских экранов практически через год после премьеры в Каннах. Александр Николаенко рассказывает о новой работе мастера.

С первых дней Второй Мировой австрийский фермер из коммуны Санкт-Радегунд Франц Егерштеттер объявил личную маленькую войну нацистскому режиму. Он не стал жертвовать деньги на нужды армии, проголосовал против аншлюса, не согласился получать государственные пособия на детей. Получив повестку, он не послушался совета жены – скрыться в горах, а явился на призывной пункт, где отказался приносить присягу. С этого момента судьба Егерштеттера была предрешена.

Кадр из фильма «Тайная жизнь»

Кадр из фильма «Тайная жизнь»

Раскрывая историю беспрецедентного мужества, Малик задается вопросом: «А имел ли право Егерштеттер ставить под удар главу коммуны, местного священника, других фермеров, жену и детей?» Нацизм – очевидное зло, но если он с молчаливого согласия принимается всеми остальными, есть ли смысл бороться, есть ли за что погибать?

Кадр из фильма «Тайная жизнь»

Кадр из фильма «Тайная жизнь»

Главному герою непросто самостоятельно сделать правильный выбор, он ищет помощи у церкви, но церковь, показанная Маликом, в очередной раз доказывает, что не имеет ничего общего с богом. Епископ откровенно боится режима, поэтому советует соблюдать писанные-переписанные конституции, викарий, в общем-то хороший человек, умоляет произнести присягу, но думать в это время о другом, ведь Богу важны мысли, а не слова. Единственный, кто честен в религиозных вопросах так, как и Егерштеттер, — это церковный художник, расписывающий плафоны. Он признается, что не чувствует ничего, и, несмотря на преклонный возраст, только собирается в необозримом будущем написать настоящего Христа. Но Егерштеттер что-то чувствует, и чувствует слишком многое, чтобы дробить мысли и слова.

Кадр из фильма «Тайная жизнь»

Кадр из фильма «Тайная жизнь»

Весь фильм герою приходится сносить обвинения в трусости, ведь он не лёг в окопы вместе с большинством мужчин, а остался в тесной камере на окраине Берлина. Но кто больший трус, тот, кто не боится пострадать за убеждения или тот, кто надел серую форму, вооружился и остался работать цепным волком в тюрьме для политически неблагонадежных? Ответ дан в сцене налета авиации, в которой охранники вжались в стены, а заключенные не шелохнувшись подняли головы.

Кадр из фильма «Тайная жизнь»

Кадр из фильма «Тайная жизнь»

«Тайная жизнь» была одним из претендентов на главный приз Каннского кинофестиваля, но ветка ушла корейским «Паразитам». Малик удостоился утешительной награды христианского жюри, хотя и поднял неприятные для христианства вопросы: «Если предыдущие двадцать веков обернулись неудачей, может быть нам нужен новый святой?»

Реклама на «Кино-Панк»

© 2014-2020 Кино-Панк

КОНТАКТЫ    

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77 - 74308 от 23.11.2018