КИНО-ПАНК

Светлый психологизм против русской тоски: интервью с режиссером Еленой Елагиной

Елена Елагина – начинающий режиссер. Ее первая полнометражная картина «Унция жизни» выйдет на экраны этим летом. Мария Михайлова поговорила с Еленой и узнала, как сменить профессию в 35 лет и сделать кино, в котором акцент стоит на внутренних конфликтах, а не событийности.

— Елена, вы не сразу пришли к профессии режиссера. Как это произошло?

— Для меня выбор профессии всегда был непростым вопросом. Я с детства увлекалась фотографией, но не думала об этом, как о работе. Профессия фотографа тогда не воспринималась, как что-то серьезное. Окружающие спрашивали: «А кем ты будешь работать? Делать снимки на паспорт или свадьбы снимать?» Но, несмотря на это, я начала проводить первые съемки. Потом к этому добавилось увлечение дизайном – я начала делать фотокниги и открытки. Спустя время даже открыла свою фотошколу. Еще один интерес, к писательству, я развивала в сценарных и литературных мастерских.

Какое-то время все эти навыки не складывались воедино. Поэтому в Новосибирске я работала в совсем другой сфере, в серьезном офисе со строгими корпоративными рамками. Все изменила одна поездка в Петербург. Меня поразил этот город, и не только его архитектурная красота. Особенное впечатление произвели люди – в Питере они очень свободные и творческие. Затем был путь длиною в 10 лет, на котором я пробовала, искала себя и вроде была счастлива. Но в 35 лет пришел кризис среднего возраста, и я задумалась: кто же я на самом деле? Чем мне на самом деле стоит заниматься? Сопоставила свои навыки и поняла — я же режиссер! Так я нашла призвание и в 2018 году поступила в петербургскую Высшую Школу Режиссёров и Сценаристов.

— Сложно ли было менять профессию, влиться в совершенно новую сферу?

— Я выступаю как независимый режиссер, у меня нет продюсера и поддержки от государственных структур. Поэтому прямой конкуренции в кинематографическом сообществе я не ощущала. Но были другие сложности, в основном связанные с нехваткой информации. Выяснилось, что многие сведения нельзя найти в открытом доступе: их не дают ни на обучении, о них не пишут в Интернете. Например, никто не рассказывал нам о том, как устроен кинопрокат – как вообще можно показать свой фильм в кинотеатре? Я до сих пор не получила четкого ответа на этот вопрос. В нем множество нюансов – юридических, финансовых, технических – и все они передаются только из уст в уста, по личным каналам связей.

Я считаю, что такая ситуация сильно мешает развитию отечественного кино. Начинающие кинематографисты должны иметь возможность довести свои работы до кинотеатров. Иначе – зачем учиться и тратить столько сил, если твои работы не увидит зритель? Я понимаю, как это важно, поэтому, когда получу ответы на свои вопросы, постараюсь проложить дорожку для других начинающих режиссеров.

© Елена Елагина

© Елена Елагина

— Эти трудности – актуальный вопрос для российского кино. Но, несмотря на них, ваша карьера режиссера началась успешно: первая же короткометражная работа «Признание» прокатилась по российским и международным фестивалям и получила главный приз фестиваля «Белые ночи». Как вы думаете, почему фильм понравился жюри и зрителям?

— «Признание» я сняла в рамках обучения, и его главным условием было – отсутствие слов. В этой работе я хотела передать творческие муки человека, который жаждет признания и реализации, но раз за разом терпит неудачу. И, как это часто бывает, желание все же сбывается – пусть и не так, как виделось вначале.

Я думаю, что фильм стал успешным благодаря простоте восприятия и актуальности темы. Чаще всего именно эти критерии становятся центральными во время фестивального отбора. Картина получилась искренней, в том числе и потому, что я отчасти вижу себя в главном герое. А формат позволил каждому зрителю, вне зависимости от языка и культуры, понять его и примерить на себя.

Кроме того, «Признание», как и все мои фильмы – очень светлое, доброе, жизнеутверждающее кино. Оно оставляет после себя легкость и надежду, и, наверное, в этом тоже кроется часть успеха.

— Мне кажется, современному авторскому кино в России не свойственны легкость и позитив. Вы намеренно уходите от тренда на «русскую тоску», или это получилось случайно?

— Меня до глубины души разрывает эта хтонь и мрачнина. Я люблю многих наших режиссеров, в том числе и Звягинцева, например. Но также я убеждена в том, что смыслы можно доносить не только через атмосферу безнадежности. Мне вообще кажется, что через «чернуху» как будто проще выразить мысль. Отчаянные обстоятельства обостряют посыл до грани и сильно влияют на зрителя – это похоже на манипуляцию. Да, в нашем мире есть и заключенные, и домашние насильники – но ведь жизнь не состоит лишь из этих крайностей, так почему же нужно смотреть только в эту сторону?

Мне намного ближе концепция внутреннего конфликта на фоне внешнего благополучия. Эта мысль, кстати, легла в основу моего нового фильма «Унция жизни», который скоро выйдет в свет. В новой картине главная героиня Алена, казалось бы, живет жизнью мечты. У нее красивый и обеспеченный муж, ребенок, просторный дом в живописном месте. Но внутри нее все равно зреет недовольство и чувство потерянности. Алена хочет рисовать, но никто не разделяет ее увлечение, и она чувствует себя запертой в клетке. В фильме героиня возвращается к себе, разбирается во внутренних ограничениях и заново выстраивает отношения с любимыми людьми. В этой работе я сделала акцент на психологизме и постаралась сделать фильм-медитацию. Моя цель – дать ощущение внутреннего спокойствия, вдохновения и осознанности. Даже монтаж в этой картине неспешный: я намеренно избегала «клиповости», чтобы зритель успел побыть в своих мыслях, примерить проблемы героини на себя и ответить на какие-то личные вопросы.

© Елена Елагина

© Елена Елагина

— Значит, ваш режиссерский почерк – это позитивная тональность и психологизм?

— Да, а дополнительное полученное образование и практика психолога помогли мне стать более внимательной к людям, разрабатывать архетипичные, но живые и продуманные характеры.

Сейчас мне даже кажется, что для режиссера психологическое образование – скорее необходимость. Исключение составляют те, у кого дар чувствовать людей развился самостоятельно. Например, как у одного из моих любимых режиссеров Луки Гуаданьино: его картина «Назови меня своим именем» стала одной из моих любимых и ключевых как раз благодаря тонкому психологизму, вниманию к деталям, тщательной работе с актерами.

— У вас есть еще любимые режиссеры, на которых вы ориентируетесь, как-то опираетесь в работе?

— Конечно. Например, Джеймс Кэмерон. Я читала его биографию, и осталась впечатлена его упорством, верой в себя и свои проекты. Невозможно не вдохновиться масштабом работ, которые он воплощает в жизнь. Еще я восхищаюсь фильмами Ингмара Бергмана. У него по-настоящему аутентичная, индивидуальная, глубокая режиссура. Он рассказывает мощные истории, вплетая их в авторский, но абсолютно органичный им визуал.

Что касается меня, то я беру что-то у своих любимых мастеров, но на серьезные эксперименты пока не решилась. Для меня было важным научиться прежде всего классической режиссуре, чтобы иметь базу, на которой я смогу построить что-то свое. И все-таки я уже стараюсь сделать со своими фильмами что-то эксклюзивное. Например, в «Унции жизни» для меня была особенно важна музыкальная сторона. И благодаря нашему сотрудничеству с певицей Александрой Гаврильчук (DRIADA), для картины появился собственный альбом с оригинальными саундтреками.

© Елена Елагина

© Елена Елагина

— Найти своего исполнителя для фильма – большая удача для начинающего режиссера!

— Да, и DRIADA – просто потрясающая. Ее вокал идеально ложится на видеоряд и как будто проговаривает мысли Алены. А музыка мягкая, светлая, но достаточно зрелая для того, чтобы звучать в унисон с главной героиней. Когда я впервые услышала ее треки, то сразу поняла: они созданы для нашей картины. И мне было очень приятно узнать, что Саше понравился наш фильм и она записала несколько тем специально для него. Так что музыка DRIADA стала полноправным героем картины «Унция жизни» — героем, который играет одну из ключевых ролей.

— Елена, расскажите напоследок о ваших дальнейших творческих планах.

— Как я уже говорила, моя следующая картина будет еще более психологичной, глубокой и даже терапевтичной. Все, что я могу о ней сказать – фильм будет посвящен поцелую. Надеюсь, что работа над ним будет еще более слаженной и творчески свободной. Наша команда состоит из настоящих профессионалов, где каждый готов проявить себя, помочь другому и научиться новому.

© 2014-2024 Кино-Панк

КОНТАКТЫ    

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77 - 74308 от 23.11.2018